8. Главный артефакт

Пропедалированная логика раскола и враждебного противостояния приводит в фильме, собственно, к гражданской войне, про которую, между прочим, СМИ твердили нам в 90-е годы чуть ли не ежедневно. Рушится жизнь людей, останки кино и телевидения падают на аттракционы. Мемы протеста сокрушительно дырявят всю эту мифологию, реплицируясь прямо на лету. Хулиганы лишают зрения красивую девушку. Вся Москва разрушена, осталось только Тушино. Туда и надо скорее бежать, чтобы спастись.

Видеть такое грустно, но сюжет фильма подводит к выводу о том, что постоянно жить с хронически-квадратной головой нельзя. А придуманный ею мир проще разрушить, чем добиться от него хоть какого-то проку. Причем подводка эта делается не методом от противного, а, скорее, от приятного - приятного, по крайней мере, в начале просмотра.

В чем-то логичный, - для кого-то, - мир, собранный на экране под “технические требования” сознания главного героя, не выдерживает длительной эксплуатации, сам просится на апокалипсис. А главным артефактом этого мира является, пожалуй, он сам, целиком. Киноправда в том, что симпатичный нам главный герой в реальной жизни лузер. Поэтому, если бы светлые начали на экране бодро шинковать темных, то это было бы, чисто с профессиональной точки зрения, несколько неестественно.