Примечания


[1] Сюда бы неплохо подошла языковая конструкция типа интернет-меминг, да вот только русский язык удобной к тому возможности нам не предоставляет: его мы любим не за это. Не исключено, что этот вид языковых работ проделают за нас более трудолюбивые англоговорящие пользователи всемирной электронной сети, менее склонные к простому созерцанию происходящего, а нам останется лишь позаимствовать готовый результат, как мы уже позаимствовали такие слова как маркетинг. О чем  вроде бы, не жалеем, несмотря на то, что на горизонте событий уже показались каски лингвистической полиции и дружина киберказаков им. Солженицина. Их таких — много, ну и нас — рать. Ироническое отношение ко всем этим товарищам понятно — они за три версты обходят действительно актуальные темы вроде засилья коммерческой рекламы, незаметно, но очень сильно искажающей сознание в т.ч. подрастающего поколения. Нынешние "защитники" языка являются скорее инфантильными жертвами рекламного общества потребления. Большинство из них свято уверено, что любит русский язык больше и чаще нас, и еще сильнее, чем это сделал Даль, а также чувствует себя глубоко оскорбленными в своих патриотических чувствах при виде невинного англицизма или кRеативной, но понятной каждому, замены кириллицы на латиницу. Что, видимо, и дает им "право" действовать в стиле offended.

[1а] А также патрулирующим всех их "киберказакам" и "лингвополициейским", привлекающим дополнительное внимание, "рекламирующим" происходящее в сети тем, что устраивают по этому поводу всякого рода скандалы и разбирательства, публичный масштаб которых часто существенно превосходит крайне незначительный к тому повод. Почти наверняка, ото всех этих "дружинников" есть и какая-та польза для народного хозяйства, однако вспомнить и такие вот факты - с ходу не получается.

[2] Следует отметить, что четко разграничить интернет-мем, понимаемый как совершенно конкретная информация в сети от интернет-мема, понимаемого более обобщенно, бывает сложно. На практике же все просто: одно плавно переходит в другое. Так, сюжет фильма "Повар на колесах" рассказывает о блогере, написавшем отзыв на ресторан и его меню. Сначала отзыв замечают в твиттере, эта информация становится обсуждаемой, популярной у пользователей сети. Затем, шеф-повар ресторана начинает комментировать отзыв, потом, становится героем интернет-мемов (хорошо отсматриваемых видеороликов), и, в конце концов, обретает скандальную славу, превращается в своего рода общеизвестный интернет-мем уже сам по себе, лично и персонально, вне зависимости от конкретных отзывов, комментариев и видео.

[3] Meme произносится как [ˈmiːm], рифмуется с cream.

[3а] Также это (слово патриотизм) сегодня наглядная иллюстрация на тему элементарной части коллективного концепта - коммуникатива, построенного в данном конкретном случае на противоречии между идей о необходимости согласованных и совместных усилий во всеобщее, всесоюзное всероссийское благо, и несколько иной идей - о том, что в рамках общества потребления главной целью является личный успех, измеряемый всегда относительно других и никак иначе. Либеральные соображения насчет того, то это на самом деле одно и то же, мало кого сейчас убеждают, а на коммунистическо-монархические имперские грабли наступали уже многократно. От успеха не мнимого разрешения данного, вполне очевидного противоречия и зависит то, не предстоит ли нам бороться уже за благо всерайонное, на китайском притом языке и чуть быстрее, чем оно кажется. 

[4] Флинн, М. В стране слепых / Пер. с англ. А. Круглова. — М. 2005 —  ISBN 5170329326.

[6] https://www.gazeta.ru/social/2015/10/13/7819193.shtml Как выстроен бизнес вокруг бренда «Вежливые люди» Герман Петелин, Павел Чернышев 14.10.2015.


[9] Остается лишь написать слово интеграл, чтобы окончательно отпугнуть гуманитариев, однако же мы этого делать не будем;-)

[10] С точки зрения науки юриспруденции, вопрос о том, можно ли зарегистрировать то, чего на самом деле нет, решается однозначно.

[11] Для чистых всё чисто (Тит.1,15)

[12] Хотя, впрочем, царские пути тоже есть - верхом на ослике. В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Примерно так звучал один из ранних переводов Евангелия от Иоанна.

Речевая конструкция типа А бе Б, пустившаяся в самостоятельное плавание, взятая сама по себе уже как бе, в отрыве от А и от Б - это тоже мем, но более абстрактный, нежели чем вербальный знак с "угасающим" во времени и памяти образом, ему соответствующим. О чем поэты знают гораздо больше, лучше и, скажем так, быстрее лингвистов:

"Поэзия есть свойство текста выходить за рамки его формальной конструкции, коррелировать с реальностью (социальной и/или культурной), вызывая эстетический эффект в сознании читателя, вызывая отклик, диалог. Наличие поэтического в тексте позволяет определить его как в той или иной мере художественно значимый.

О том, что такое ритм, метр, силлабика и тоника мы говорить не будем — эту информацию легко получить в любой библиотеке, реальной ли, виртуальной. Можно научиться легко определять размер, рифму, писать любым размером, с любой рифмой — и это не просто можно, но и необходимо, но этого недостаточно. Как недостаточно и просто таланта. Нужно помнить и понимать, что язык — это структура, в которой есть свои коды, конструкции, штампы, назовём их мемы (конструкции, способные к самовоспроизводству и широкому распространению) — устойчивые сочетания языкового кода, благодаря которым мы и понимаем друг друга.

Стихосложение — структура внутри структуры языка, со своими мемами. (Важно понимать при этом, что в отличие от языка-речи, выполняющего в основном коммуникативную функцию, поэтический язык в первую очередь несёт эстетическую функцию, и только потом всё остальное). Чем длиннее история поэзии, создаваемой на определённом языке, тем больше мемов вырабатывается в ней и проникает в язык, становясь коммуникативными мемами. Эти штампы дают возможность не только опознавать в собеседнике "родственную душу", но определять некоторые тексты как поэтические, а иногда мы можем взглянув на текст сказать, когда он был написан и даже назвать имя автора в особо ярких случаях.

С мемами связана одна из самых больших проблем и задач поэта. Существует заблуждение, что старые формы отжив своё уступают место новым. Это не так. Старые формы остаются в виде мемов, это культурный код, зная который поэт может не повториться. Поэт должен осознавать мем как таковой, знать — что было до него. Незнание культурного кода ведёт к неосознанному повторению того, что уже написано в прошлом, причём крайне редко на высоком уровне, яркий пример — сайт стихи.ру, на котором несколько десятков тысяч графоманов сами того не подозревая переписывают то, что уже было написано десятки, а то и полторы-две сотни лет назад, причём плохо переписывают. Некоторые переписывают хорошо — но это уже не поэзия, поскольку из неё исключается элемент автора (грубо говоря, если ты пишешь стихи как Пушкин, это не ты пишешь стихи, а Пушкин, которого ты поднял из могилы, подключил к гальваническому элементу и заставил дёргаться и двигать пером). 

Новые формы возникают как реакция на «столбняк» поэтического языка. Происходит примерно следующее — в определённый период возникает определённая эстетика. Скажем — русский романтизм. Пишет Жуковский, пишут Батюшков, Рылеев, Баратынский, появляется Пушкин и выводит романтическую поэзию на новый уровень, при этом использует практически все эстетические возможности романтизма, последние возможности исчерпывает Лермонтов, причём, не всегда удачно, многие из его стихотворений уже опознаются как штампованные. Время изменилось, появились новые философские и политические идеи — изменилась реальность; и появляются Афанасий Фет и Фёдор Тютчев, делающие шаг от романтических штампов к новой поэзии, которую в скором и «изобретают» символисты, на другом полюсе появляется Николай Некрасов, делающий шаг к более социальной и эмпирической реалистической поэзии. Постепенно и эти направления застывают, исчерпывая свой эстетический потенциал. Ярким примером реалистического столбняка является Эдуард Асадов — полное отсутствие поэзии в полностью штампованных стихах.

Язык изменяется гораздо медленнее, чем иссякают поэтики. Поэтому главная техническая задача художника — знать старые мемы и уметь работать с ними в новых условиях. По-другому работать с языковой и внеязыковой реальностью. Без этого талант стоит малого, поскольку врождённое чувство поэтического языка без знания истории этого языка приводит в изобретению велосипеда, что как минимум — обидно, и — бессмысленно".

Павел Банников

Открытая Литературная Школа. 
Семинар Поэзии. 
Вводная Лекция