3.5 От коллективных мемов - к коллективным знакам

Мы упрекаем американцев за то, 
что они не умеют анализировать и создавать концепции. 
Когда американец говорит, что согласен с вами, 
это произносится со всей искренностью, 
безо всякой задней мысли. 
Но очень часто он подтвердит ваш анализ фактами, 
статистическими данными или жизненным опытом, 
которые де факто лишают этот анализ 
всякой концептуальной ценности.
Бодийяр. Америка.

Бодийяр - это ложный друг семиолога, хотя казалось бы он пишет исключительно про знаки-символы и ни о чем больше. С ним можно на время разделить его поэтический способ восприятия мира (похожий на комплекс чувств принципиального пацифиста, живущего в стране, где все - для фронта, все - для победы), но практического результата ждать от его рассуждений не приходится. Скажем так - с такими друзьями, врагов уже не нужно.

Пожалуй, главным коллективным феноменом, обделенным пока вниманием науки семиотики, является коллективный знак. 

Если исходить из теории Дарвина, то человеческая речь появилась не сразу. Как можно выразить чувства животных, наблюдающих за первыми обезьянами, которые уже начали как-то более-менее осмысленно общаться посредством звуков? Если бы все животные вдруг тоже начали разговаривать, - уподобившись презренным человекоподобным мартышкам, - то первой же их фразой, наверное, было бы: "Речь - это постмодернизм!". Получается, что Бодийяр, входящий в число главных отцов постмодернизма, подключился к процессу где-то с середины, т.е. отцом, строго говоря, не является.

Таким образом, за примерами коллективных знаков ходить далеко не надо - это общеупотребительные слова. Интериоризация речи, наклонность многих полагать, что мы думаем в точности так же, что и разговариваем друг с другом, надежно маскирует тот факт, что речь - феномен существенно коллективный. Слова, которые не понимает никто - это просто наборы звуков, но не знаки.

Коли так, то никто нам не мешает попробовать изучить новые слова в процессе их формирования. Если мы согласны с тем, что в словарях каждый год появляется что-то новое, то в промежутке между публикациями обновленных версий таких словарей должно происходить как раз что-то нам интересное.

Примерно в той же манере, как экономику принято разделять на микро-экономику и макро-экономику, можно попробовать структурировать подходы к изучению темы новейшего словообразования.

На микро-уровне, мы можем выбрать конкретного пользователя и зафиксировать сплошным потоком все, что он пишет, слушает, (видит), читает и говорит. Естественным способом упорядочить такой массив данных будет указание на то, откуда они были получены и куда были переданы - т.е. способ сетевой. Чисто теоретически, существующие технологии позволят нам сделать это прямо сейчас, хотя обойдутся такого рода данные вкупе с их обработкой до состояния информации - непомерно дорого. Такие затраты можно сопоставить только, пожалуй, со стоимостью ноутбука в СССР в конце 80-х. 

По мере неизбежного удешевления технологий типа биг дата + дата майнинг, подобный подход станет вполне реалистичным и по деньгам, и по срокам. Благодаря ему, наверняка удастся перевернуть традиционные представления о лингвистике (как о науке вполне себе бесполезной). Вот только застигнуть новое слово в момент его появления на свет - на микро-уровне исследований получится вряд ли. А если и застигнем, то перейдем от изучения коллективных феноменов к исследованию тайн индивидуального творческого процесса. Чем уже как-то занимаются отличные от лингвистов специалисты.

Грубые макро-инструменты, вроде частоты набора слов в поисковиках, можно использовать прямо сегодня. Причем расскажут они лингвисту про новые слова гораздо больше, чем би-ай, дата-майнинг и биг-дата.

Логика проста. Если каждое слово - есть феномен существенно коллективный, то каждый словарный неологизм обязан прежде всего остального-прочего стать популярным, массовым, пройти, так сказать, через стадию медных труб. Что и фиксируется даже теми грубыми и примерными инструментами, которые общедоступны сегодня. В противном случае, мы имеем дело с малоупотребительным жаргоном, да и то - хорошо если.

Любопытно отметить, что всякий раз мы изучаем некую сеть. Причем на микро-уровне понимаем сеть максимально широко - как сеть любых, всех без изъятия коммуникаций данного конкретного человека. На макро-уровне - наоборот, мы сужаем понятие сети до сети интернет, в которой уже сегодня (висит удобный для поисков под ним фонарь) - развита статистика. В сети интернет наиболее вероятными кандидатами на словарный неологизм окажутся мемы. 

Современный интернет-мем пока = изборажению+тексту. В деле обретения мемом популярности важна эмоциональная составляющая, мотивирующая пользователей сети к его добровольному распространению и редактированию. Детальное уточнение, конкретизация и, в конечном итоге, опровержение вышеозвученных предположений, - чисто прикладного характера, - позволит двинуть науку дальше, за линию горизонта текущих событий. Пока же речь идет о том, что реальные результаты способны принести бизнес-дисциплины типа маркетинга, но не академические исследователи, способные заморочаться навеки по малейшему на то поводу. А если повода такого вдруг нет - то изобрести его. Итак, коллективные эмоции = частота упоминаний. Если кто-то хочет прямо сегодня раскрыть данную тему глубже - карты ему в руки, попутного ветра в спину и удачной предзащиты очередной, никому не нужной, кроме него самого, диссертации.

Рассуждая в столь примитивно-прагматическом ключе мы лишаем себя сомнительного удовольствия завладеть научной степенью, погрузившись в глубины плагиата&копирайтинга в недрах теории эмоций, а также отказываем себе в том, чтобы настрочить пространный манускрипт в духе Рашкоффа про таинственные и туманные "социальные последствия распространения медиавирусов". И всю жизнь получать - гонорар. Мы просто, безо всяких диссертационных гонораров и гоноров, рассматриваем графики популярности очередного неологизма, показывающие конечный итог всех этих "эмоций" и все эти "соцпоследствия". Ведь графики эти - суть не что иное как жизненный цикл слова, про который написал нам де Соссюр 100 лет назад, когда он придумал неологизм семиология.

При всем желании, подобные подходы, схожие по духу с маркетингом, рано объявлять наукой. Для критики с позиций фундаментальной науки они более чем уязвимы. Зато в том, что тот же маркетинг практически полезен мало кто сегодня сомневается. Хотя, если вдуматься, какие-такие "потребности" он изучает? - расскажите вот с этого места и как можно подробнее.

Популярность непосредственно семиологии идет на спад, притом что семиотика вообще - занятие сезонное


Источник: тренды гугл

Если мы захотим уже сегодня заниматься сетевой лингвистикой как прикладной дисциплиной, то нам придется оставить излишне увлекательные предположения насчет коллективного разума, равно как отказаться, как от не доказанного, от другого предположения - о том, что все сводится исключительно к индивидуальным особенностям людей, участвующих непосредственно в распространении мема. Ведь на его популярность оказывает влияние множество факторов вроде - попал ли мем в офлайн? Какой сейчас месяц? Какова погода на улице? Логично предположить как раз-таки иное: раз распространение мема может зависеть, скажем, от погоды или же других факторов, про которые нам попросту не известно, то к одним только людям свести все не получится. Придется уйти в высшие слои стратосферы-ноосферы, где иного результат, нежели чем красивые разговоры ни о чем, достичь не получится.

Дальше следует внимательно прочитать, что у нас по отложено осям на графиках с доступными нам данными. Если написано - относительная популярность, то значит и изучаем мы не вовсе не "коллективные эмоции", а эту самую относительную популярность в привязке не к "мему", а к совершенно конкретной фразе или же слову. Дальше, если нам удастся перейти от попытки классификации уже случившихся событий к предсказаниям вроде: при условии А и Б, через время T мы с повышенной вероятностью получим событие Ц, то прогнозы эти останется лишь проверить. А данную прикладную дисциплину - к чему-нибудь полезному найти способ приложить.

Если мы хотим вернуться от семиотики к коллективной семиологии, понимаемой как изучение жизненного цикла знака в социуме, то логично будет учесть динамику "эмоциональной" компоненты, расписав мем в качестве комплексного знака = текстовая часть + эмоциональная часть, зависящая от времени. Откуда уже можно наиграть классификацию мемов по стадиям жизненного цикла. Условно-эмоциональная часть(t) пропорциональным образом = частоте упоминания словесного маркера мема, взятой из статистики поисковиков. Большой научности в этом нет, но на уровне чисто интуитивного понимания - вполне себе прокатит. Для гуманитариев - точно. Они и не такое друг другу пишут, а потом - ссылаются как на научно установленный другими, такими же как они, авторитетами факт. Это их личное дело. Лишь бы ссылки эти "доказующие" были не сюда и не на нас. Мы ж запятые не все эти ваши тут расставили - видите? Мягкий знак пропустили. Стилистика хромает. Так ссылаться-то - чо?

Проблема в том, что попробовать определить значение эмоциональной части простым путем можно лишь из графика популярности нового слова или фразы. Чего сегодняшние гуманитарии делать избегают по той, видимо, причине что в противном случае они выбрали бы другую профессию. Как бы там ни было, наиболее очевидными претендентами на популярность, а значит на продолжение процесса вплоть до полноценного словообразования, являются мемы, которые в нашей классификации мы обозначили как коммуникативы.

Чисто формально, для условной группы из 2-х человек, коммуникативы описываются квази-формулой:

К=(s1+P) + (s2+N)=s3 + (P+N)
где s3=s1+s2 - это семантическая часть
P - положительные эмоции
N - отрицательные
|P|+|N|= той силе, что движет вперед процесс образования нового слова.

Разговор на таком уровне способен увести в дебри теории эмоций и прочей мотивации, хронически находящейся в стадии своего раннего становления.

Хорошо бы привести другой, более наглядный пример вроде:

К=(s1+e1) + (s2+e2)=s3 + (e1+e2)
где s3=s1+s2 - это, по прежнему, семантическая часть
е1 - одни, предельно конкретные ощущения
e2 - другие ощущения (но уже - не туманные "эмоции")

То есть, мы применяем здесь все ту же формулу, но уже из чисто формальных, математического характера соображений, не пускаясь при этом в пространные гуманитарные объяснения.

Выходит так, что от мема "какого цвета платье?" нам не уйти. Действительно популярных мемов - не так много, а такой, какой нам здесь нужен - он и вовсе единственный в своем роде. Хотя пример этот откровенно несерьезный, как впрочем и все, что связано с сегодняшними интернет-мемами. Суть в том, что в один прекрасный день спонтанную популярность в интернетах внезапно приобретает мусорная картинка, не имеющая сама по себе никаких шансов на успех у народных масс. На картинке - фото платья.

Картинка сопровождается вопросом "какого цвета платье?"



Источник: тренды гугл

Истина открылась британским ученым, предположившим что-то вроде того, что человек незаметным для себя образом делает "самоочевидное" (только для него одного) предположение о фоновом освещении - дневном или вечернем. В одном случае e1="бело-золотое", в другом e2="черно-синее". То есть, фото - одно, словесная интерпретация зрительных ощущений - разная, "противоположная" - т.е. взаимоисключающая.

Увидеть, что на самом деле речь идет про одно и то же платье-медиа-фото-"хамелеон", можно лишь правильно подобрав фон. Вот такой вот симулякр, причем - на уровне что ни на есть первичных зрительных ощущений. Картинка ниже - это графическая "подсказка" органу зрения. Если ее нет, то большинство людей настаивает на какой-то одной версии ответа и с порога отметает второй вариант.

Источник: ю-тьюб, британские ученые

Таким образом, имеем очередной пример коллективного мема - мусорно-трешевого, эмоционально-безразличного для каждого по отдельности, но популярного и интересного для коллектива. Примерно в таком ключе можно попробовать определить коллективный знак: он может не означать ничего существенного на уровне индивидуального восприятия, но обретает некий смысл на уровне восприятия коллективного. (Подобно тому, как символическое потребление актуально лишь в социальном контексте).

Описанный здесь случай социального "дальтонизма" - это принципиально новый феномен, ибо его нет на индивидуальном уровне. Упрощая, ускоряя и огрубляя разговор про марлезонские балеты, которые танцуют символы, можно назвать цветовое восприятие архетипом, за неимением в широком обиходе лучшего термина типа инфра-знак. Тогда получается, что коммуникатив образуется здесь за счет "сшибки" двух, противоречащих одно другому индивидуальных прочтений-распознований архетипического знака в составе меда-текста. То есть, одному и тому же потоку "сырых" аналоговых мультимедийных данных у разных людей могут соответствовать не один-единственный, а разные архетипы. Находящиеся друг к другу во взаимоисключающей оппозиции, которую можно попробовать разрешить, лишь перейдя с уровня архетипов на уровень абстрактно-когнитивный.

Коллективным знаком типа коммуникатив часто фиксируется проблема, привлекается внимание множества людей, создается некая зона кипения, точка роста и коллективного осознания - все это вещи достаточно заметные и очевидные. Но одним только этим смысл и содержание коллективного знака не исчерпываются. То есть хорошо приводить примеры, вроде вышеописанного, имеющие простое, однозначное и популярное объяснение, к которому по ходу всей этой пьесы и можно незаметно загнуть лыжи наших рассуждений. Приведенный нами пример прост как содержание журнала 7 дней. 

Однако есть и другие, нетривиальные темы, настоящие проблемы которые человечество так и не разрешило. И глубоко не факт - разрешит ли вообще. Так, если мы всерьез займемся тождественным аналитическим выражением постоянной тонкой структуры через числа Фибоначчи, то мы не сможем заранее узнать, чьи именно представления следует нам сейчас отбросить как заведомо бредовые, а чьи конкретно - следует всячески поддерживать и развивать как правильные. По той хотя бы уже причине, что неизвестно - можно ли разрешить данную задачу вообще.