Пространство коллективного

  На 3 ходу выяснилось, что гроссмейстер 
играет 18 испанских партий. 
В остальных 12
черные применили хотя и устаревшую, 
но довольно верную защиту Филидора. 
Если б Остап узнал, 
что он играет такие мудреные партии 
и сталкивается с такой испытанной защитой, 
он крайне бы удивился. 
Дело в том, что великий комбинатор 
играл в шахматы 2 раз в жизни.
12 стульев

Рассуждая чисто в лингвистическом духе, мы можем предположить, что каждое новое слово (и даже каждое исковерканное особым произношением или эрративным лево-писанием слово “старое”) создает некий особый, уникальный смысл, которого еще не было.

Следовательно, вопросы типа того, чего же в человеке есть человеческого? - частично разрешаются примерно так. Религия, культура и наука – суть терминологического характера обозначения для уникальных, непохожих один на другой феноменов коллективного (мышления). 

Раз эти эффекты коллективные, то своим возникновением они обязаны “первослову”, ибо только благодаря ему стала возможной полноценная, “человеческая” "коллективная" коммуникация, полных аналогов которой не найти даже у самых “продвинутых” в плане роевого-группового общения животных: знаки у животных-насекомых есть, не исключено, что даже растения могут как-то обмениваться какой-то полезной для их группового выживания информацией (а грибы - с грибами говорят), но вот слов – нет ни у кого, кроме человека. 

Искать отличие слова от знака может быть делом достаточно муторным, поэтому прибегнем к тавтологии: Слово – это то, что было в Начале. То есть (перво-)Слово - сущность не столько отличительно-содержательная, сколько хронологически-историческая.


Соответственно, состояние коллективного в каждый из моментов времени можно описать точкой в трехмерном пространстве наука-культура-религия - в пространстве гипер-осей (каждая из которых, вообще говоря - отдельное многомерное пространство тоже), представляющих из себя “ортогональные”, принципиально различающиеся способы и типы человеческого мышления. Каждая из осей - независимое направление для "эволюции слов", определяющее их "смысл". 

Засим, если нам захочется ответить на вопросы вроде “а чего уж такого особенно религиозного есть в религии” и т.п., то ответы будут в том духе, что “религиозным в религии является то, чего нет в науке” и т.д. и т.п. Краткий ответ: 90

Все эти вещи, в принципе, написаны в книжке библия, которую можно было бы привести в качестве первоисточника, дабы предать исследованию научно-гуманитарный глянец. Да вот только похоже на то, что в книжку это написали каждому из читателей, но строго по отдельности))

Религию сложно критиковать с научных позиций, ибо ее проекция на науку - ноль, остальное - случайные, не относящиеся к сути религии артефакты. 

Смысл науки-культуры-религии исключительно собирательный: они получают его лишь все вместе. Люди являются тем, "пятым" элементом, который и приводит "эволюцию слов" в движение. 

Устранив религию или науку из состава "троицы", мы неизбежно увидим, что и остальные ее элементы станут ненужными. Как, когда и почему это произойдет - не суть важно. 

Например, мы сможем это заметить только лишь тогда, когда все живое из страны начнет валить на фиг - да хоть бы чучелом или тушкой. Это только так кажется, что мы живем на территории и дышим там воздухом - живем по-настоящему мы лишь тогда, когда есть пространство, в котором можно это делать. Уберите, например, научную ось - и мир снова станет плоским.

Можно по-разному относиться к религии, но факт в том, что Библия – это самая популярная из когда-либо проданных книг. Это - научный факт, хотя сама библия ненаучна. Безусловно, у ней есть не только ярко выраженный культурный аспект – в ней можно отыскать и то, что имеет какое-то отношение к научному познанию мира. 

Вместе с тем понятно, что ценна она совсем другим – тем, чего в науке или культуре найти нельзя, тем, к чему она дает возможность прикоснуться всем, кто чувствует, что еще может стоять за бумагой с напечатанными на ней буквами. И не имеет склонности к биологизаторскому дебилизаторскому комбайнерскому популяризаторскому механизаторству, но зато имеет полезную привычку перечитывать прочитанное, думать сам и сомневаться в собственных выводах. 

Современный человек скорее логичен, нежели чем действительно думает самостоятельно. Чтение священных текстов - катализатор процесса собственно мышления, благодаря которому можно с некоторым трепетом наблюдать, как мысли обретают словесные одежды. Библия - единственная из книг, перечитывать которую интересно в любом возрасте и неограниченное число раз. Ибо таинственный океан над которым светят древние звезды - бездонен и неисчерпаем. 

Боги - вечны, люди - нет, и даже присвоение себе божественных атрибутов бессмертия - смысла религиозного пейзажа коренным образом не меняет, что и есть, пожалуй, единственно важное, что стоит попробовать понимать, дабы не поддаться чарам очередного комплиментарного, всенародного, приятно оформленного и научно обоснованного суеверия. По поводу же собственно теологии, а не научно-народных суеверий, гораздо познавательнее и полезнее тратить свое время на тех, кто занимается или же занимался теологической тематикой на профессиональных началах. Дяди среди них попадаются воистину серьезные и глубокие.

Природу не обманешь, а теология - это никакое не исключение из общих правил: талантливые, не зарывшие свои таланты люди есть в любой сфере деятельности, и если это так, то это сразу видно. Есть такие вещи, которые могут проделать только они. 

Ждет ли нацию какое-то дальнейшее будущее или ее история закончилась - зависит от них, от таких, "не зарывших" себя с талантом заживо людей. Границы того пространства, в котором фактически живет нация, раздвигают и охраняют - не пограничники с автоматами, а как раз они - люди с талантом наперевес)) 

И хватит бы нам блин уже лить всякими там разными людьми-людишками как водой из сломанного крана. Воду беречь тоже нужно, но люди стране нужны еще больше, чем она сама. Это не люди живут в стране, это страна появляется в тех местах, где они живут, она возникает, проявляется у них под ногами, промеж узлов невидимой сети, которая людей связывает общим для них языком и мышлением.

Наука - это то, что может только она, религия - это когда "вот это" можно только "вот так", высокая культура - всегда штучна, незаменима и нужна примерно по той же причине, по которой глазам нужно различать цвета и краски жизни. А талант - это то, чем ценен только один человек на этой планете, то - что может на целом свете только он, и вот никак не повторить за ним, хоть бы ты даже и убейся лбом об стену. Это то - чем он уникален, "ортогонален" всем остальным, ну и то, разумеется, зачем он вообще оказался нужен, зачем пригодился там, где родился. 

Надежда нации - талантливые люди, талантливые люди - те, кто не боятся быть самими же собой и того "теологического" костерка, который всегда горит где-то от них неподалеку. Каждый из них добавляет новое измерение гипер-пространству коллективного, каждый из них незаметно трансформирует процесс коллективного мышления, придает ему объема и новые степени свободы. 

Именно от них, от людей, осмелившихся быть не похожими на нас, мы и ждем того, о чем еще даже смутно не догадываемся сами, того - чего и как пока не знает никто вообще. 

Ведь все наши собственные попытки утвердить в качестве фактического, а не умозрительно-благопожелательного символа национальной веры что-то безупречно научное и несокрушимо логичное, что-то весьма и более чем заведомо благое и очень культуристое или же что-то заведомо еще более чем весьма здравомысляще-хитрожопое - читатель знает уже чем закончились. Чужим умом и талантом не проживешь - стране свои собственные надо иметь. Иначе она - никакая и не страна. 

Примерно таково духовное кредо семиологии коллективного, понятой как мракобесное вероучение)) И пускай волк тамбовский - нам будет товарищем, а вам Марр и секретарь парт-ячейки - коллегами))

Пчелиные семьи суетятся и стремятся к меду и незаметно для себя производят этот мед сами. Непрекращающийся поиск смысла жизни каждого человека в отдельности и человечества в целом: там и в том, где и в чем его нет да и быть не может - им-то, собственно, и является. Смысл есть не только конечная цель, но еще и продукт человеческой жизнедеятельности, а также неустранимо-фундаментальная "правильная ошибка" существа, именуемого человек. Когда же поиск прерывается по той причине, что все стало известно, то и жить становится не интересно:)

Вера в "пространство коллективного" "обоснована" тем, что миру мертвой материи, равно как и науке экономике, сухо манипулирующей бездушными ресурсами - мы все без надобности. Все законы там выполняются, а полный интеграл по замкнутой поверхности всегда даст ноль, если только он взят правильно. Религиозные вероучения "размыкают" весь этот дурной круг, по которому зачем-то циркулируют человеческие ресурсы. В пространстве материи делать слишком уж долго каждому из нас - нечего, рано или поздно там попросту нечем будет себя занять. 

Глубоко не важно, что было раньше - курица или яйцо, материя или виртуальность, объект или субъект. Людям важно лишь то, что в пространстве коллективного нация - обретает, наконец, свои многочисленные национальные идеи, а каждый человек - четкое понимание того, что живет он глубоко не напрасно. Без чего - хоть бы даже и облепись ты сусальным золотом, но и тому рад не будешь. Все радости и достижения мира материи - фальшивы и быстротечны, все мысли материалистов - бренны и тленны, как и то, чем они занимают свой ум. Мемы-гены-фенотипы, бренды-гуглы-логотипы, нефти-газы и ресурсы, деконструкции-дискурсы - это лишь трамплин, чтобы его покинуть, сразу после чего сам он оказывается без особой надобности. 

Раз уж так все вышло, что каждый "живет в своей голове", то и живет он - явно не "здесь", хотя "материалистическая иллюзия" и бывает порой и солидна, и убедительна. Но вот что делать, когда "данная нам в ощущениях объективная реальность" вдруг перестает быть таковой, и причем - внезапно? Великие материалистические умы молчат, а ведь это и является самым в жизни человека важным, без чего все ее многочисленные "итоги" выглядят солидно-убедительно - не вполне.

Этика, мораль, нравственность - это не ответ, а скорее букварь, кое-как освоившись с которым, получаешь шанс разобрать те письмена, что горят в текстах глубоко ненаучных, но зато мировых религий, которые как-то, но узнали, выведали про нескончаемо занудную и тупую словно книга биологизатора "мышеловку материи" больше, чем каждый из нас по-отдельности. Дабы ее сломать. Чтобы научить нас ошибаться - верно.

Наука, религия, культура - держат над всеми нами невидимый щит, защищающий живое и мыслящее от мертвого и бездушного. Ничего лично-персонального или утилитарно-прикладного в этом нет. Работа у них такая:) 

Самое же, пожалуй, лучшее и даже приятное в практической работе теолога - это посмотреть на свои крайне убедительные умопостроения, посмотреть на них очень внимательно, взглянуть еще раз - да и херануть ими с размаху и об стену, чтобы другим неповадно за ним было))

Каждый человек уже во что-то верит, даже если он этого и не осознает, не понимает. Верить же глубоко в очень бойкую на язык, но чужую веру - все равно не получится. 

Вера - дело не только коллективное, но еще и глубоко индивидуальное. По поводу иных вер можно иметь и высказывать самые разные мнения, весьма нелицеприятные в том числе. Насильственное, меры не знающее, обращение в свою веру способно сломать людям мозг, как это уже проделали большевики с принудительною верою в атеизм. Лучше, умнее, культурнее, духовнее люди в стране от этого, точно, не стали. Культура СССР в 20 веке - злая пародия на культуру века 19-го. 

Примерно по той же причине, теологическим, по своей сути, умопостроениям Докинза как равно и любым вообще другим - самое место на чисто развлекательной книжной интернет-помойке. И никакой умный дядя с добрыми глазами не придет к вам и не сделает того, что каждый должен строго сам. Смысл в жизни человека точно есть: он как раз в этом процессе, пускай бы хоть и сельской, но обязательно само-деятельности.