Научные теории: период полураспада

Возьмем теперь с другой стороны - З.Фрейд обосновал устойчивость религиозных суеверий рудиментами психологического развития ребенка. То есть, он отказался рассуждать религиозным путем "сверху-вниз, от аксиом к фактам" и получил тот же результат, двигаясь от инстинктов вверх, на индуктивный манер. Бог-отец в психоанализе как бы занимает вакантное, несоразмерно грандиозное место, оставшееся от отца настоящего и все такое прочее. Это - своего рода небольшое родимое пятно, которое растянулось до гигантского размера по мере того, как рос ребенок.

Причем, интеллектуальный акробат Фрейд сразу сделал это столь убедительно, что в дальнейших атеистических услугах Докинза и компании уже не было потом нужды. Индуктивные рассуждения Фрейда очень хорошо "пробивают" на (анти-) религиозного плана экстраполяцию - то есть побуждают к тому, чтобы уверовать в атеизм. Подрыв фрейдовской теорией классических религиозных и прочих основ безусловно внес свой вклад в то, что началась эпоха мировых войн, хотя здесь мы не об этом. Скажем так - публицистическое психологизаторство, как оказалось, обладает гораздо большей поражающей силою, нежели чем биологизаторство, лингвистикозаторство и прочие подобные умственные экзерсисы на теологическую тематику.

Мы же здесь о том, что если мы не хотим допускать апологетики религии из обще-научных соображений, а не из каких-то других, то следует иметь в виду, что ту же, условно-научную теорию Фрейда ждет в будущем сеанс экзорцизма из коллективного сознания, который будет оформлен как серия добавлений и последовательных "уточнений", после которых от первоначальной гипотезы психоаналитиков не останется ничего такого, о чем стоило бы вспоминать и всерьез рассуждать. Кроме разве, соображений чисто коммерческого характера. 

Психоанализ - забористая с точки зрения обывателя, но заведомо слабая около-научная теория, и чтобы "уточнить" ее до степени полного уничтожения, понадобится от силы "жалкая" сотня лет. В принципе, структурировать на подсознательное, сознательное и сверх-сознательное - удобно в чисто теоретических целях. Но что именно подо всем этим скрывается - ведает лишь Фрейд.

Если психоанализ развенчал религиозность в целом (а не в отдельных биологических, астрономических и прочих моментах), а дальнейший ход научного развития перечеркнет психоанализ, то что же мы получим в итоге? 

Вахту у психоанализа примет какой-нибудь Докинз? А это - так и будет? Он точно - справится? И как именно об окончательном итоге можно узнать заранее? 

Период полураспада для более фундаментальных, нежели чем спекуляции психоаналитиков, научных концепций - значительно больше, но суть в том, что он тоже есть. Хотя концепции эти и кажутся порою "бессмертными". 

Честное слово, иногда необоснованный ничем таким серьезным тезис о принципиальной смертности всего и вся, кроме божественной субстанции, пробивает на экстраполяции на предмет того, что он каким-то там неведомым образом правильный. Типа как дрессированная по всем наукам и культурам, но бессмысленная обезьяна, тыкающая в клавиатуру, нечаянно напечатала первое свое слово и ее - отшатнуло:) Типа вроде как наконец даже она вдруг что-то, да поняла в первый раз))

Даже математика иногда кажется наукой художественной, склонной к преувеличениям подобно человеку творческому:) 

Всякий раз, когда математика попросту "собьется со счета", она норовит объявить об "бесконечности". Но где, что именно в этом мире является не конечным, а именно бесконечным? Можно ли поставить в соответствие хоть что-нибудь, что соответствовало бы этой, чисто художественной абстракции? 

Даже равнодушные, казалось бы, вообще ко всему на свете компьютеры - и те начинают бурно протестовать, когда математики, в вечной рассеянности своей, вдруг попросят поделить их чего-нибудь на ноль:) 

Хотя, конечно, язык не поворачивается плохо сказать про гениального математика, которого вдруг пробьет на содержательное богословие. Кто там его знает, о чем это он? Жираф - большой. 

И, кстати, о других - о математике Фоменко: это не он случайно ведет передачи на Русском радио?)) Вредная все-таки здоровью эта профессия - математик. Молоко за нее надо вовремя давать.

Идеи бренны как и материя. На научные теории можно смело опираться в целях извлечь из этого какие-то преференции в мире сегодняшнем, но никто не знает, что именно будет с ними потом, по прошествии веков и тысячелетий.

Даже пережив стык эпохи науки советского образца с наукой постмодернисткой, нам психологически сложно погрузиться с головой в те отдаленные от нас времена, когда теория какого-нибудь животного магнетизма была официально признанной, главенствующей и очевидной каждому настолько, что как-то сомневаться в ней было попросту смешно, заставляло всерьез усомниться в здравости и образованности сомневающегося в таком вот "научно незыблемом". 

Исходя из нее, наверняка делались какие-то глубокомысленные выводы по поводу библейских текстов, подтверждающие, например, что они абсолютно верные с научной точки зрения. Но вот какова ценность этих выводов в наши дни? 

Какая сегодня разница, с чем был согласен, а с чем не был согласен ученый Аристотель? Однако делавшие когда-то свои умозаключения люди ведь тоже были уверены, что находятся на острие научного знания, которое осталось лишь детализировать и уточнить. Причем тогда, в те времена авторитет их был бесспорен. 

Их "ценные" идеи по поводу первоэлементов воды, огня и воздуха переписывались с пергамента на пергамент, каждый из которых стоил как целая деревня вместе с домами и их жителями. 

То, что научная теория является общепризнанной долгие века - вовсе не означает, что на нее можно полагаться со всей уверенностью в тех случаях, когда речь идет не об написании конъюнктурной, проходной диссертации, которая заведомо получит одобрение нынешних твоих коллег по научному цеху, а о поиске истины дальнейшей, последующей - в той немного детской и искренней манере, как этим поиском занимаются серьезные, добросовестные теологи, не ставящие цель кого-то убедить одними лишь ссылками на признанные авторитеты. Сиречь те, кто всерьез стремятся к истине, берут на себя риски впасть в ересь.

На относительно небольшом промежутке времени, мы наблюдали как СТО уточнила, но не опровергла ньютоновскую механику. И сделали отсюда вывод, что точно таким же, "матрёшечным" путем уточнений без опровержений научное познание будет развиваться и впредь - ползти, так сказать, неуклонно вперед и со скоростью бешеной черепахи, прорисовывая остающиеся у него в тылу мелкие детали. 

Почему? Да потому что нам так нравится - вот почему. Такой тезис делает научное познание спокойным, предсказуемым, безобидным, неопасным занятием и прекрасно подходит в целях его популяризации - такой, чтобы фундаментальная наука никого не пугала, получала достаточное довольствие из бюджета, который один только и может ее содержать. 

Короче говоря, в науке не было, нет и не может быть никаких серьезных, коренных "революций" на уровне ее фундаментальных постулатов (сиречь научных символов веры), а сфера человеческого познания расширяется безгранично - пределов у него нет. От науки одна только сплошная радость и польза. Ученые заняты только лишь тем, что надувают шарики научным гелием и раздают им детям.

Но вот простой вопрос - а откуда эти тезисы? Где их доказательства? Наука, это когда доказательства - так и где же они? 

Где, скажем, гарантии того, что еще через 2 тыс. лет квантовая механика не станет наглядным свидетельством скудоумия ученых прошлого, тративших свое время на нечто вроде алхимии, решавших проблемы методом слепого тыка в формулы, выполнявших для них роль магических заклинаний? А нынешние гуманитарные дисциплины не станут ли уроком тому, почему нельзя голосовать за истину?

Да, действительно, последние 300 лет научное познание начало развиваться "уточняющим" путем, "по непрерывности". Но базировать только на этом свои прогнозы - это рассуждать не строго, делать умозаключения чисто индуктивным способом. 

Вероятность "линейно-поступательного" движения научного познания предельно близка к 1, до которой ей лишь недостает "самой малости". Юмор же в том, что все серьезные научные прорывы как раз и происходят по причине этой самой, асимптотически исчезающей "малости" - из-за необходимости, скажем, уточнить мелкий вопрос про неизменную, почему-то, скорость света. 

Если мы хотя бы чуть-чуть, но не уверены в том, что научные парадигмы не ждут драматические изменения в будущем, то и этого будет вполне достаточно, чтобы серьезно насторожиться, вовремя лишиться ложной самоуверенности. Содержательного из таких предположений извлечь нельзя, а вот насторожиться - можно. Этот текст как раз не про то, есть ли Бог и какой длины его борода, он - про интуитивную настороженность.



1.00 Потребительская "вера" как частный случай веры в науку

2.00 Мышление с "плавающей" аксиоматикой

3.00 Необъективная объективность

4.00 Пространство коллективного

5.00 Про семиологию коллективного