Религиозная аксиоматика мышления

Следя за чужими рассуждениями на религиозную тему, ждешь одного – когда же автор сорвется в ту или иную, ничем серьезным не обоснованную экстраполяцию. 

Здраво, якобы, рассуждающего религиозного фанатика обязательно должно на чем-нибудь пробить и обуять; миссионерство же очень часто служит целям компенсации каких-то собственных изъянов, неведомых их обладателю. Ученых обычно заносит в атеистическую сторону: в безбожную, но веру – ведь они так привыкли полагаться буквально во всем на свою науку, как бы намекающую им на что-то там. 

Человек с научным типом мышления способен проявлять такое качество как гибкость: отказываться от одних своих убеждений в пользу других, в случае предоставления ему логичных доказательств. Логика, логический способ рассуждать выступает при этом в качестве предмета веры, заменяющей веру в божественные силы. 

Религиозный тип мышления подразумевает ригидность - устойчивость базовых убеждений во времени независимо вообще ни от чего. 

Креативность неявно подразумевает раскрепощенность мышления, имеющего минимальное количество стационарных "точек опоры". В которых, похоже, вообще не нуждаются некоторые из ныне живущих общественно-политических деятелей:) Хотя конечно же это не так. Ложкой себе в рот они попадают совершенно четко и стабильно. Предметом креативно-комбинаторной веры является, пожалуй, то, что неправильно свою декларацию о доходах заполняют сегодня только голимые лохи.

Между всем тем, наука логика учит нас о том, что софизмы типа я – лжец неразрешимы, откуда можно сделать лишь тот вывод, что это действительно так и больше никак иначе. Отсюда вывод о том, что экстраполяция любого типа есть не более чем экстраполяция.

Бытовое применение тезиса о недостижимости абсолютной истины приводит к тому, что часть "абсолютно надежных" и "многократно проверенных" убеждений любого человека, от которых весь его когнитивный процесс пляшет как от печки, являются либо недоказуемыми либо попросту ложными. 

И любая экстраполяция, якобы закрывающая разрыв между относительным и абсолютным, будет здесь бессильна. 

Если же лично вы нацелены на более содержательный результат, то от логики в своих рассуждениях придется отказаться, что в текущем социальном контексте пока все еще не особо приветствуется:) 

Любой человек рано или поздно должен исчерпать свой когнитивный ресурс и дойти до того места, где он принимает или отвергает те или иные факты по той лишь, единственной причине, что так ему "хочется".

Простым языком – аттракциона с “доказательством” постулатов той или иной веры, включая веру атеистическую, здесь не планируется. 

Из политес-соображений, можно даже вежливо предположить, что наука будущего как там нибудь, но исхитрится длить жизнь всех желающих столько, сколько им нужно и по доступной каждому цене. Начинать жить вечно подобно богам олимпа вы можете начать прямо сейчас в своих фантазиях - ибо вам в том не мешают, а скорее понимающе сочувствуют: жизнь добросовестного покупателя должна быть такой долгой, как ему потребуется! 

Можно даже записать это в какой-нибудь антитеррористический закон о защите потребителей, которым к 2000 году - уже выдали каждому по отдельной квартире, а к 2030 - выдадут по отдельному бессмертию. С мелкой поправкой на то, что бывают и люди, которым все это попросту неинтересно и “обычная” человеческая жизнь их вполне себе устраивает. Ибо они находят в ней какой-то иной, непонятный современному потребителю интерес.

Чисто же отвлеченно-теоретически, хобби в виде конструирования вечного двигателя второго рода  в часы досуга, вполне можно сочетать с весьма качественным преподаванием основ термодинамики в рабочее время. “Доставлять” же в равной степени может и первое, и второе:) Быть можно дельным человеком, и думать о красе ногтей в виде жизни физически-нескончаемой.

Кто пьян, да умен – 2 угодия в нем: феномен религиозного характера веры конкретного человека можно назвать абсолютно нормальным явлением, свидетельствующем ни о чем ином, как об его крепком психологическом здоровье, его способности управлять собой и понимать, мысленно реконструировать в том числе и чужие точки зрения, не застревая в них навсегда: при том условии, что у него самого есть твердое понимание, что чисто религиозные убеждения по определению не дают никакой проекции на реальную жизнь, ибо в противном случае речь идет уже не про религию в высоком ее понимании, а про маскирующийся под нее оккультизм магического характера. То есть о попытках влияния путем тех или иных манипуляций с набором-перебором своих внутренних убеждений - на то, что от них никоим образом зависеть не может.

Правда, для современной жизни как раз больше характерен таки-именно магически-оккультный типаж, судорожно пытающийся “застрять” в какой-нибудь вере, которая “обязана” за это, - за оказанную ей сомнительную “честь”, - разрулить все его текущие проблемы. 

В частности, наблюдая за последователям мировых религий, весьма нередко видишь именно это. Под чисто внешней благостно-сладкой и геометрически-правильной формой скрывается иное, оторванное от нее, чисто языческое содержание. Религиозные формы часто лишь прикрывают вульгарно-оккультное духовное содержание личности примерно в той же манере, как официально одобренный Новый Год небрежно маскирует собой забытый и предосудительный языческий праздник. Что означает, что к декларируемой вслух вере, ее мнимому носителю только предстоит когда-нибудь прийти. 

Примерно то же относится ко многим штатным проповедникам веры. Еще вчера часто хотелось поинтересоваться: так вы что, отче - партийный? Сегодня верным будет такое построение вопрошающей фразы: вы, святой отец, что - managerial? Балуетесь-таки этим делом потихоньку, да?))

Основным же тезисом является то, что краеугольные основания для построения индивидуального, коллективного или любого иного мышления, носят аксиоматический, сиречь религиозный характер, и разница лишь в том, признаются ли они в качестве таковых или же не признаются (осознаются или не осознаются в качестве чисто религиозных). В частности, раскрутив материалистическую веру до его краеугольного основания, мы получим нечто аксиоматического тезиса о том, что наши органы ощущений устроены именно таким образом, и никаким иным, другим, причем устройство это таково, что оно является наиточнейшим и наилучшим. Что есть - символ религиозной веры, стилизованный под научный.

К аксиоматике неприменима идея доказательства ее правильности или неправильности, хотя мы и можем, конечно, строить свои догадки по поводу ее этимологии. Этимологическое исследование, между тем, тоже не может служить способом опровергнуть религиозную аксиоматику, ибо она может быть угадана, вообще говоря, любым способом. 

Единственно применимым к ней, пожалуй, является подход вроде исследования древа по плодам его. Дающий возможность идентифицировать, прежде всего, те идеи, которые устойчиво воспроизводятся в социуме, а значит, скорее всего способствуют обеспечению его сохранности в качестве их носителя.

Идеалом современного потребителя является близорукость, умение не видеть дальше собственного носа, не просчитывать ситуацию даже на ход вперед. "Вера", которую можно спонтанно "обрести" с таким "зрением" вызывает некоторые сомнения. 

Мировые же религии построены по обратному, дальнозоркому принципу, нелепым образом путаясь в реалиях текущей жизни как поп, задумавший в своей рясе пробежать спартакиаду. Но вот что касается их дальнобойной силы на пару-тройку тысячелетий вперед - тут им нету равных. Даже наука, прогрессирующая в своих взглядах, за ведущей мировой религией угонится едва ли.

Размеру "дельты" между "фактом" и "целевым" набором стойких религиозных убеждений и проистекающих из них мыслей и поступков - технократ сопоставит степень "греховности". И сделает потрясенному верующему распечатку индульгенции, где разница между интегралами показана на графике заштрихованной областью и сопоставлена с погрешностью измерений. У точных наук свои символы веры - интеграл, график. Именно они как нельзя лучше подходят тем, кто хочет превратить свою духовную жизнь в казарму, жить в которой им придется бесконечно долго, но - при абсолютном нуле температуры.