Необъективно - это когда 1 раз

Индивидуальное абстрактное мышление почти неотвратимым образом носит упрощающий, модельный, дискретно-знаковый, бинарный характер, какие-то возражения против которого имеют, пожалуй, лишь буддисты. Вот только жалко, что буддизм - это не наука:) 

Анализируя таким вот, присущим нам, - э... европейцам, - "чёрно-белым" способом сущности типа коллективного концепта, мы "естественным", "единственно-возможным", "самоподразумеваемым" образом концентрируем внимание на узлах некой семантической сети (ибо всю эту сеть целиком ни один индивидуальный разум "не потянет" - подобно тому, как трудно, наверное, будет даже только представить себе человечество, число людей в котором превышает число нейронов в мозге отдельного человека). 

В узлах же этих - нет вообще никакого самостоятельного смысла, ибо есть он только у всей этой сети в целом, и сеть эта пытается как-то описать сущность, характер которой явно ближе к аналоговому, холистическому. 

Вопрос о том, что же именно неверно - вера в душу и ее бессмертие или же научно-атеистический тезис про то, что все состоит из молекул, которые состоят из атомов, которые тоже состоятиз, имеет исчерпывающим ответом то, что неверен сам вопрос, неверна его постановка. Попытки анализа коллективного, примитивного по внешнему своему обличью, но на порядок более сложноустроенного, нежели чем "человекопонятное", ведут к иному: в каком-то там смысле, верным может, например, оказаться и то, и взаимоисключающее другое, а заодно и третье, от внимания человека ускользающее напрочь. 

Да, абстрактные идеи не имеют ровным счетом никакого отношения к материи, да вот только материя строго подчиняется законам, суть которых в том, что это - абстрактные идеи и есть.

Никаких выводов, кроме того, что принципы функционирования коллективного разума (как и то, есть ли он вообще) нам не известны - отсюда сделать не получится, но сама практика размышлять на тему, что есть вещи человеческому уму недоступные вообще, может оказаться для кого-то полезной. Если здесь и есть что-то правильное или нет - то уж скорей вся сеть сразу.

Интерес к криогенной заморозке, модификации генома, стволовым клеткам, искусственным органам, пересадке мозга и прочим подобным вещам, неожиданным образом вспыхивает даже у закоренелых скептиков-атеистов, давно убедивших окружающих в зоркости, правильности и несокрушимой мужественности своего материалистического взгляда на природу вещей, состоящих из. Хотя интерес этот материалистичен отнюдь не вполне:) 

Попытки же любительских занятий "занимательной теологией" ведут к другому, несколько неожиданному эффекту - темы нахождения "противоречий" в художественной книге библии, днк-анализа плащаницы, зажигания нерукотворного огня из под рясы зажигалкой, тайн и загадок эволюции, нло-пророчеств, смертия или бессмертия бренной человеческой плоти и прочие сенсации, почему-то перестают быть таковыми, начинают вызывать не больше любопытства, чем итоги каких-нибудь турбо-революционных выборов, которые, почему-то, всегда, во все времена столь волнуют соплеменников:) 

Может быть этот, косвенный результат больше всего сродни чисто психотерапевтическому, и является основным от такого рода деятельности, в силу невозможности достичь в ходе нее результата какого-то иного)) 

Как-то что ли начинаешь предугадывать итог очередного такого умственного упражнения (его не будет).

Обретение устойчивой, не ханжески-притворной, не чисто словесной веры в то, что действительно далеко не все можно понять, освобождает от навязчивых попыток понять абсолютно все как нельзя лучше:) 

Если выбрать критерием истины то невыразимое, но отчетливое ощущение свободы, которое не может дать ни одно, даже наилучшего рода общественно-политическое социальное обустройство или же процветающее личное благосостояние, то видимо речь идет как раз об этом: истина доступна каждому и она - освобождает:) 

Первым делом - от борьбы с кем-нибудь за чего-нибудь неважно что, лишь бы только было чем заняться, вовлечься и отвлечься:) Отвлечься - от тех мрачных предчувствий, которые вполне обоснованно гнетут всякого верного сына сообщества потребителей))

Все это тем более примечательно, что речь здесь идет фактически о процессе, обратном демифологизации массового сознания. Религиозные мифы и народные суеверия когда-то мешали нарождающемуся мануфактурному производству и разворачиванию сети очень важных для колхозного строительства, машинно-тракторных станций на базе разрушенных от бесхозяйственного отношения церквей. Однако кому они, трактора и фабрики все эти, нужны сегодня? 

Фермерам в цивилизованных странах сегодня принято платить за то, чтобы они не работали, не перенасыщали рынок избыточным предложением сельхозсырья, а в цехах - стало модным устраивать арт-галереи с параллельным обучением пользованию продуктами эппл. Важное, научное и священное стало священным научным мусором. В то время, как только мифы и способны уберечь несформировавшееся коллективное сознание от жесткого космического рентгеновски-научного излучения и изучения, выдаваемого в очередных по счету политических целях за истину не временно-утилитарную, а окончательно-абсолютную. 

Одним из последних мифов современности является вера в эффективность механизма демократического управления обществом, подкрепляемая тем, что периодическая смена общественной школы мысли на диаметрально ей противоположную, выглядит с индивидуальной точки зрения как абсурд, но дает, однако, наилучшие результаты в долгосрочной перспективе. Волосы на голове шевелятся от того, что важнейшие вопросы жизни общества отданы на разрешение массам путем простого подсчета числа голосов. И выпадают уже совсем - после того, как поближе с этими массами познакомишься. Однако демократии и религии схожи в том, что они "правильно ошибаются", достигают наилучшего результата противным всякому индивидуальному разуму путем.

Коллективный разум поначалу играет в поддавки: он всегда проигрывает индивидуальному на спринтерском старте, но потом неожиданно выигрывает весь марафон. Тем не менее, демократия вызывает стойкое интеллектуальное отвращение у мыслящего человека и столь же стойкое благополучие у тех социумов, которые ближе всего оказались к ее практической реализации. Благодаря коей, у великого блин мыслителя, собственно, и появляется некоторая возможность предаваться свободным умственным экзерсисам на вольные темы, вместо того, чтобы, - напротив, - кочегарить. 

Как бы ни были плохи тоталитарные диктаторы, но их хоть понять-то как-то, но можно. Хотя итоговые результаты их бурной деятельности способны убедить - так больше делать точно не надо. В принципе же, конечно, мы всем довольны. Что ни делается - все к лучшему. Особенно порадовал чугун, атомный ледокол, а также умолоты кукурузы. Не хочется никого случайно обидеть резким словом, но, со всею деликатностью, господа, рубить сучки на лесоповале, знаете ли, как-то слегка поднадоело что ли, хотя и это дело тоже, разумеется, очень важное и нужное нашей горячо любимой стране. Да и потом, честное слово, грех жаловаться: воздух в Сибири просто замечательный, хвоя, шишки, ели, суки и все такое. Но - чуть холодновато. Особенно когда в ЧТЗ и минус сорок. Но в целом, конечно, полное бессмертие духа и непрекращающиеся именины сердца - сплошная, в натуре, натурфилософия.

Мировые религии, если посмотреть на них именно с демократической точки зрения, прошли весьма жесткий отбор - в том смысле, что народы, когда-то исповедовавшие какие-то другие религиозные верования, мы можем теперь лишь изучать по черепкам от кувшинов и корпусам оставшихся от них текстов, написанных на мертвых языках. 

Те народы, которые "проголосовали" за религию неправильно - оставили о себе лишь археологические напоминания о том, что и они были когда-то тоже. 

Если относиться к мировым религиям как к набору идей, то как-то хочется ненаучно верить, что за ними стоит нечто большее, чем затейливо и вовремя написанный древний медиавирус, удачно распространившийся от одного пергамента к другому. Понимаем мы при этом, как именно религии "вытворяют" такие вот фокусы, или этого не понимаем - да не суть это важно. Во всяком случае, уважительное отношение к себе они заслужили гораздо раньше всех прочих, весьма высокомерных наук, от них отпочковавшихся. 

Итак, нравятся нам религии или нет - не суть важно. Суть в том, что мы сохранились, возможно, как раз благодаря им.

Засим, теологи имеют минимальное право - быть выслушанными. Предвзято-агрессивное к ним отношение способно продемонстрировать лишь умственную ограниченность такого вот, неуместно яростного их оппонента, возомнившего себя венцом эволюции только потому, что об этом рассказал ему какой-нибудь дядя Докинз. 

История развития науки также способна рассказать ни о чем ином, как о чуть менее демократическом, но все же "голосовании" сообщества ученых за ту или иную концепцию - хотя, если так подумать, то при чем тут то, что считает или не считает "большинство ученых", если идея получить серию грантов для поддержания штанов лично вам глубоко индифферентна? 

Или же что - вам недостаточно того, что так считаете вы сами? :) Не уверены в выводах? Вам обязательно нужно большинство? А - зачем? :) Собственные рассуждения - они вам точно нужны?)) 

Даже физические науки не могут претендовать на ту, действительно научную строгость, которую удалось достичь чистым математикам, но и у математики тоже должны быть какие-то ограничения, налагаемые фундаментально-незаметными "человеческими" особенностями и "бинарными" способами "делать мысли". 

Что есть такого уж человеческого в человеке - так пока и неизвестно. Но вот чего есть такого уж единичного в 1? Так может быть, какой-то смысл единица обретает лишь будучи в паре с нулем или минус-1 и - никак иначе? И никакого другого ответа здесь человеку не найти? 

Мы тут много понаписали про сети, про то что они целостны, про то, что из песни слова не выкинешь, а из слова можно запросто развернуть физ-вселенную))

Вот они, уравнения под грифом секретно:

(1,-1, 0) - простейшая из сетей
-1+1=0 - можете уже начинать делать по этому лекалу новую физическую вселенную))
-(-1)=1 - это уже что-то про инверсию

А еще - можно поделить, умножить, взять интеграл, модуль и корень))

Так и что же тогда есть смысл как не наифундаментальнейшая ошибка чисто человеческого способа восприятия? 

Космонавты-то в космос летали, а бога - не видели. Иными словами - мы там попросту не нужны. Смысла нашего там присутствия нет, если мы только не запасемся им для предстоящих трансгалактических перелетов как космонавты консервами - по принципу все свое ношу с собой:) 

Человеческий мозг - маломощное, но уникальное устройство по извлечению смысла оттуда, где его нет. Надо будет взять его с собой в космос тоже))

Безусловно, объяснение факта многовековой популярности религиозных концепций через раскрытие базовых атавистических "дефектов" человеческой психики выглядит и солидным, и убедительным. Однако тезис материалистов о недостижимости абсолютной истины заставляет нас кощунственно усомниться и в окончательной истинности науки математики. 

Заметьте - мы всего лишь пытаемся здесь быть последовательными и логичными. А вовсе не применить на практике патриотический принцип партийности к науке арифметике согласно гегелю, гоголю или же googlу.

Хочется конечно верить, что математика - это наилучший инструмент абстрактного познания из числа доступных человеку. Однако нельзя ли объяснить многовековую популярность математических концепций, находящих свое загадочное соответствие в законах материального мира, - через абсолютно незаметные для носителя дефекты восприятия человека, видящего мир именно таким, как воспринимают его человеческие органы чувств? 

Иначе говоря - это не математика соответствует тому как мир устроен, это мир, искаженно-доступный нам через наше восприятие, соответствует математическим формулам, которые мы же сами и вывели в результате абстрагирования от изображения-копии. 

В природе никаких таких формул нет - она всего лишь такова, какова она есть. Математика же описывает как раз характер нашего фундаментального искажения восприятия и мышления, обусловленный конструктивными особенностями органов чувств&мышления человека. 

Если мы захотим описать двумерной геометрией отражение в зеркале, то у нас все отлично получится. Но если с тем же, казалось бы, самым - мы сунемся к тому, что зеркало отражает, то нам все время будет не хватать 3-го измерения. 

Идеалисты-то правы - мы ведь не изучаем природу, мы изучаем лишь то, как она отражается в нашем сознании вместе с теми приборами, что мы для этого используем.

Когда в ответ на очередные наши вопросы природа вдруг задает нам встречный типа а кто это спрашивает? или когда результат измерений вдруг начинает зависеть от того, кто наблюдает - как-то это блин не вполне понятно. 

Как-то это все чего-то: как-то блин пугает что ли. Как неожиданный вид человека, который при ближайшем рассмотрении оказывается собственным отражением в зеркале.

"Дихотомичность" восприятия, разделение всего и вся на да и нет, на черное и белое, на 0 и 1 - обусловлена прежде всего устройством органов восприятия: обусловлена тем, что зрительные, тактильные и прочие рецепторы срабатывают по достижении сигналом, идущим от реальности, некого порогового значения. 

В абсолютной темноте глаз может зафиксировать даже крайне слабый световой сигнал, носителем которого выступают несколько фотонов. Но вот сигнал из одного единственного фотона зарегистрировать не получится - органы зрения на такие изыски не рассчитаны. 

Так был все таки этот однофотонный сигнал или его не было? 

Вроде бы несущественная мелочь, но кто знает, чего именно эти наши органы чувств отбрасывают еще, без нашего на то ведома? Может быть - опять какое-то очередное о-малое, рассмотрение которого снова перевернет научную картину мира? 

Как вам такой философский тезис: смысл есть ошибка человеческого восприятия и построенного на его основе, и как бы в продолжение ему, мышления? А вот к нему довесок: природа всегда аналоговая, дискретно же лишь человеческое ее восприятие.

Легко можно построить - на досуге - несложную модель примитивного "супервентного наблюдателя", раздельно моделирующего "объективное" и "субъективно-эмоциональное" восприятие человеком повторяющихся, сходных в чем-то событий, которые моделируются через фотоны со строго определенной частотой. 

Однако и там, в рамках такого рода моделей, сразу же возникает вопрос - каким образом будет воспринят однофотонный сигнал - "объективно" или же "эмоционально".  

Понятие кванта в нейрофизиологии весьма условно, под ним понимают в ней не кванты, а скорее некие минимальные порции нейромедиаторов, но и там мы можем отыскать некоторые данные, подкрепляющие мысль о том, что корректного реагирования на "одноквантовый" сигнал не происходит. 

Реагировать на впервые встреченные события - физиологически нецелecообразно - таково, видимо, правило, описывающее некий неустранимый дефект человеческого восприятия. 

Правила логики, лежащие в основе фундаментальных наук, а также логичные, а потому и сбывающиеся, прогнозы вытекающих из фундаментальных наук прикладных - и делают прикладные науки полезными вкупе с фундаментальными, Но все они имеют в своей основе всего лишь то обстоятельство, что соответствовать логике - это соответствовать тому, что случилось прежде уже многократно, "математически бесконечное" число раз. 

Когда же мы переходим на язык вроде определения "счетности всех несчетных множеств", то мы начинаем оперировать в чисто для нас абстрактных терминах математической бесконечности, которую не встретить не только в бытовой жизни, но и во всей нашей физической Вселенной - в которой можно найти очень много разного и в огромных, но все равно не в бесконечных количествах. 

То есть, мы отказываемся от детерминистического мышления, как бы перестаем вести подсчет количества атомов во Вселенной и числа тех комбинаций, которые можно было бы из них составить, и "просто говорим" что их "очень много", рисуя при этом знак восьмерки, положенной набок - знак чисто математической, неизвестной нам по бытовой жизни бесконечности. 

Абстракция эта и удобна, и полезна чисто практически, и солидно обоснована. 

Однако же в основе понятия математической бесконечности лежит трансценденция за рамки непосредственного человеческого опыта - мы беремся судить да рядить о том, оперировать при помощи логических правил с тем - чего еще ни разу не испытали непосредственно. 

Образно же говоря, вопрос сводится к все к той же проблеме восприятия однофотонного сигнала - каким же оно будет: чисто субъективным или же чисто объективным? 

Как именно мы воспримем первый в нашей практике сигнал с "бесконечно большой или же малой частотой"? 

Фундаментальная, неустранимая ошибка фундаментальной науки математики, лежащей в фундаменте всех прочих фундаментальных и прикладных наук, в том и состоит, что она построена на том, что она делает ничем не обоснованное предположение: даже то, чего еще мы ни встретили ни разу, мы воспримем рационально, "объективно" - сиречь в строгом соответствии с нашим бытовым опытом, из которого и были "выкристаллизованы" правила формальной логики, которые людей не подводили еще "ни разу в жизни". 

То есть, основываясь на том, что мы встречали в жизни, мы беремся заранее судить о том, чего в жизни еще не встречали. Данное предположение - суть религиозного характера, то есть это вопрос "верия" или же "неверия". Жизнь несовместима с понятием смерти, поэтому суждения живого о мертвом тоже интересны, с той поправкой, что непосредственно живое мертвым еще ни разу не становилось.

Мы берем некую нетривиальную и наифундаментальнейшим образом "незаметную" нашему, чисто физиологическому способу восприятия&мышления дилемму, и абсолютно не заметно для себя разрешаем ее "руками", не ведая при том, что наши когнитивные "руки" делают. Мы предполагаем, что то, с чем мы никогда не сталкивались, обязано быть таким же, как и то, с чем мы сталкивались многократно.

В то время как предположение в духе квантовой механики о вероятностном "размазывании" принципиально новых для нас, впервые встреченных событий вроде "встречи с математической бесконечностью в физической вселенной", между объективно-рационалистическим и субъективно-идеалистическим способами восприятия&мышления (построенного на базе и определяемого чисто физиологическими особенностями этого восприятия) было бы гораздо более корректным. 

Если утрировать, причем очень грубо, то мы не знаем кто прав - материалисты или идеалисты. 

Фундаментальная ошибка материализма в том, что он попросту полезен как способ мышления, что было многократно, "почти бесконечное" число раз подтверждено на практике. 

Однако все эти "полезности"и "почти" еще не делают материализм истиной в наипоследней инстанции. 

К тому же выводу по поводу материализма можно прийти и короче, если мы принимаем тезис о том, что абсолютная истина недостижима, то материализм - не есть абсолютная истина. Предположение же о том, что материализм осталось только лишь уточнять, но не решительно опровергнуть вместе со всеми этими его противозачаточными (от идеализма) "диалектическими спиралями" - также: абсолютная истина не есть.