new








Смысл возникает лишь тогда, когда человек осознает себя в качестве имеющего не только право, но и обязанность ошибаться. Абсолютной истины абсолютного молчания по данному поводу нельзя достичь по той причине, что мозг работает автоматически. И если уж ему сказано не думать про розового слона, то он попытается решить именно эту задачу, ибо предназначен для для сферически-бессмысленного пилотажа, а для прикладных целей. 

Дабы не промахнуть горизонт с ходу, и была когда-то открыта детско-юношеская секта для мальчиков под названием буддистская медитация. 

лично для себя - как иделают мальчики

Однако это полезное оздоровительное упражнение, которому обучают на курсах юных летчиков, мировой религией называют, скорее, из соображений этикета, чем из соображений этики. Ведь ребенку, пока он не подрастет, нужны сказки про кащея с бабою ягою и все такое))

Муж же зрелый, наставление по летной безопасности, сочтет скорее книгою полезной, нежели священной. Взрослый человек, который подсел на то, чтобы кружить на одном месте, напоминает престарелого токаря наивысшего разряда, который обтачивает болванку до тех пор, пока не сточит ее в ноль. После чего ему лишь с умным видом спросить себя - а была ли болванка, может болванки-то - и не было? Но что делать? Таковы уж они - дикие забавы вечно юного летающего пролетариата умственного труда. Плодить же базовые первопричинные ошибки без особой на то нужды и в великом множестве - занятие для пионеров или пенсионеров. Интересны же лишь ошибки правильные - такие, которые наилучшим образом, что называется 1 в 1, соответствуют общечеловеческой ментальности.

Поэтому, если бы книга Библия начиналась с описания того, что земля имеет форму куба и стоит на 3-х китах, то и данное обстоятельтво потребовало бы к себе более чем уважительного и вдумчивого отношения. Значит именно так заблуждается большинство людей на планете, значит именно такие массовые, коллективные ассоциации порождает у них ее наименование

Однако написано в Библии то, чего там для людей написано, и ничего другого там нет. 

если и ошибка то именна та что делает нас людьми
абсол истина машин - в том что они сожные не живые

В услугах редкторов эта книга не нуждается и содержит ни что иное как днк нашей цивилизации. В каком-то там безумном смысле - ошибочное, в номальном же человеческом понимании - единственно верное. Ибо мы - такие. Науки наши возникли отсюда, культуры наши - возникли отсюда, язык наш возник из первого Слова и нету никой такой нужды ни в чем ином. Ведь если мы все-таки понимаем мышление как ошибку, то один способ ее сделать, ничем не лучше и не хуже другого. Ошибкой же будет только одно - искать из 2-х ошибок правильную. вместо того чтобы выбрат единственную

Ведут такие поиски лишь к тому, что ошибаться будет некому, а очередному лысому лихачу придется пойти на принудительную парковку мозга об стену мавзолея. Что есть лишь набор метафор, позволяющий передать ход авиа-мысли оратора, в чем-то близкий человеку современному, знакомомому с самолетами

такое излож своеоразно но коечто отображает

Человеку же древнему, близки были не менее сравнения иные. Вот, скажем, талант. Загадочное для современного человека слово-абракадбра типа арбат. Имхо, талант - это монета, штоле. А раз так, то библейский совет не заврывать таланты в землю может быть понят как - пускайте деньги в оборот, за что не могли не ухватиться такие люди как протестанты. Которые в такой вот манере понимать вещи буквально и напоминаеют нам биологическую братию, ищущую в библии те ответы про эволюцию, которые им самим нужно искать у себя в лаборатории.

Буквальное, материалистического плана понимания слов подразумевает то, что главным является сделанный из металла объект-референт, который к этому слову привинчен намертво. В этом, достаточно извращенном пониманнии талант - это монета, сделанная из металла золота, имеющего какие-то там свойства. Которые вовсе не дают химику права, бросить свою работу и начать объянять нам то, что написано в Библии.

Суть же здесь в том, что талант - даден. Слово дать не привлекает к себе внимание человека, хронически путающим работу умственную с работою физической. Дает, берет и все такое - такой вот труженик регулярно, восприятие этого действия в него замыленно: чего здесь такого? Дать - это передать из рук в руки. как зарплату например

С точки же зрения умственной жизнедеятельности слова есть сущности пустые абсолютно. И нарезать круги вокруг каждого из них, как бы стремсь проникнуть вглуб этой элементарной частицы - есть примитивнейшая из забав для проллетариата умственного труда, который таким образом как бы пытаеся поразить нас своими летными навыками. Изучать подобным образом этимологию слов типа арбат - занятие для Фоменко: арбат, арба и прочие такие телеги на материалистических колесах.

Суть же всегда в сети, которая пустые сущности связывает, важна цепочка ассоциаций, которая слова связывает. Только лишь она и "материалистична' в мире виртуальной реальности, где слова можно выбирать в общем-то и любые. Скажем земля - круглая. Или же - квадратная. Вай нот? 
вмире людей земля всегда такая как ее представл себе со-временники ровестники

Смысл же не в конкретном выборе формы, а в том, что она есть. какая то

Земля не есть абсолютная истина, не имеющая вообще никаких связей с другими объектами: это - планета, а у планеты - есть свойства, такие как, например, круглая, квадратная или же геоидная форма.

она может иметьформу полуплоскости суши под ногами также и тд

Так и вот. Смысл не в самом слове талант или не в том, что вот прямо сейчас - его дали, а потом - забрали. Он в том, что над элементарным объектом талан можно производить такого рода действия. Вывод прост - человку он не принадлежит. не он дает не он и забир, чел токо закапыв или не зак

Если же не ему, то кому тогда?

Кому принадлежит талант, понимаемый не как круглая железяка, а как нетленная ценность, на которую она намекает даже совр людям самым естественным образом? Причем намекает так, что не важно, когда именно, в какую эпоху человек жил: тогда, когда самолеты не были извечтны, тогда, когда их называли железными птицами, или когда призывали летать рейсами аэрофлота?

Цкенность сия нетленная может принадлежать например Родине. Которая сначала - долго и нудно готовила тебя на курсах высшего пилтажа, а потом сказала - пошел вон, нам - никто не нужен. Родину, мать вашу, надо беречь, хотя матери бывают своеобразны разные. Данное направление полета мысли ведет нас к патриотической школе мысли. Но ее можно и нужно развить дальше. Так, талант - принадлежит родине, а родина - человечеству. Ведь если дать в руки обиженному на весь белый свет реактивный самолет с боекомплектом, то его патриотизм лишь усугубит, но не исправит аварийную ситуацию.

Откуда и следует, что речь в притче про талант идет не про то, стоит ли пускаь деньги в оборот, а про то, чтобы телепортировать поручн распространенными ассоцициями в мозг читателя мысль о том, что твой собственный талант тебе самому не принадлежит и принадлежать не может. Сначла -тебе его дают, потом - у тебя его отбирают. И главным становится поиск ответа на вопрос - зачем?

Главным отличием человека креативного от человека талантливого, как раз и состит в том, что вопрос зачем креативщика не волнует. Именно такие и заканчивают тем, что начинают резать круги вокруг абсолютной истины и тем же заканч свою карьеру мыслителя, ибо креативного человека можно определить как человека талантливого, но глупого. Самолет ему - дали, зачем - он так и не понял.

Летно технические характиеристики данногог конкретного физиолоигического издлеия для изготовления свойственных человеку ошибок лучше всего проявляют себя в каком-то одном напралении. Если вектор тяги таланта лежит в научном направлении, то креативный человек может наилучшим образом проявить себя в науке, оставаяь при этом пролетарием умственного труда, который точнее, быстрее, и лучше всех крутит на своем токарном станке болт за болтом. Хотя станки с программным управлением скоро отеберут у таких мастеров их хлеб: все что можно автоматизировать, автоматизировать следует. В итоги, они сами себе выточат им ту машину, кторая ведет себя как все машины: нам никто не нужен. Я як истербитель, мотор мой звенит - мир вашему дому.

Именно креативный класс явлеятся тем козлом провокатором, который ведет следом за собой стадо общества потребления к краю пропасти. Надеясь при этом, что за работу такому вот козлу выдат жизнь вечную, машиноподобную.

Суть же в том, что для того, чтобы быть быстрее, обязательно нужны те, кто будет медленнее. Козел-провокатор - он просто бежит. Бежит впереди, ибо он быстрее бегает, чем он и горд. Поскольку человечество - это то стадо, которое разбредается сразу во все стороны. Каждый такой козел имеет возможность сранить себя не только с теми, кто следует за ним, но и с козлами иными. Одни козлы бегут в научном напроавллениии, другие - в культурном, третьи - увлекают за собой паству в направлеини религиозном. Козлы - они есть везде. Итог взаимногосравнения одного козла с другим всегда только один: глубоко несчачтными становятся оба. Ведь первый не "достиг" того, что сделал второй, а со вторым дело обстоит абсолютно аналогично. один научный козел зави культурному и наоборот
промеж 2 стульев - кретивн вар - попробовать

Козлы обожают предаваться на досуге размылшениям о том, что итогом их механического забега станет абсолютная истина, которую они обязательно достигнут, если начнут шевелить копытами еще быстрее. Хотя итогом их беговой чисто деятельлности может стать то, что они заведут людей в те дебри ошибок, сочетание которых может оказаться для них фатальным. То, что козлы принимают за истину есть нагоромождение таких вот ошибок, временно компенсирующих одна другую в силу случайных обстоятельств. По поводу же никому даром не нужной истины абсолютной, можно сказать лишь то, что во-первых, она находится у козла-провокатора обычно сзади,  и, во-вторых, козлу - не место в авиации.

Отличительной, чисто козлиной особенностью служит любовь к публичности. Вся их аэродинаика изрисована крупными автопротретами пилота с торчащей из под шлемофона козлиной бородкой. Козел обожает ялять себя лично публике, ибо только так он и обретает достаточную базу для сравнения: видит свое стадо вживую и наслаждается беянием курируемых им хомячков.

Традиционной забавой лемингов является бросится за своим вожаком куда-нибудь с обрыва в море. Притом что сам вожак стаи лемингов - особь от него отдельная. Именно ему-тои должны исправить его недоделанный геном первому, ибо именно он то и громче всех пропагандировал успехи генетической инженерии. Поэтому. если вы не знаете, о чем будет еще не написинная книга Ричарда Докинза - так вот и узнайте последнюю новость из его творчесокй лаборатоории. Именно этот креативный замысел для нового своего популяризатороского произведения должен посетить его буквально на днях.

Креативщики любят бестселлеры, пот той причине, что бестселлер - это что не важно, но хорошо продается. А деньги - основная метрика по которой идет сравнение в обществе потребления, каждый член которого решает восхититься очередним полотном козла-абстракциониста только лишь взглянув на ппривинченный к картине намертво ценник с указением тиража, умноженного на 30 долларов.

Между тем, тяга сравниваь все со всем через общий денежный знаменатель и ведет к тому, что общество потребления может разогнаться до опасных субтеологических скоростей, следом за чем последует апокалиптический штопор - прямиком в абсолютную истину обратно.

Никому из людей нормальных она не интересна, абсолютная истина инетерсна лишь козлам и суть ее пожалй в том, что они козлы. Преследовать козла-биолога бывает весьма утомительным занятием. Каждый козел шустр по определению: всех своих мушек-дозрофил он знает лично и помнит по именам. Кроме того козел - юрок, обожает закладывать очень впечатляющие народные массы фигуры низшего пилотажа по принци один дурак сегда может назадавать вопросов больше, чем может найти ответ сотня мудрецов. Суть же чисто производственной необходимости в том, что в устойчиво развивающейся стране или глобильном социуме в каждй момент врепмени должно находится достаточное количество авиа-лейкоцитов, оберегающих его от ракових козлиных клеток.

Кеативность Докинза - не есть талант серьезного и скромного ученого, глубокого теолога или же понимаюещго сввою отвественность деятеля кульуры. Это талант популяризатора, который под видом науки пишет о своем саммо главном - посмотрите я какой: посмотрите какое оперение на хвосте у птички, отложившей в сторону яички в связи с полной их бесполезностью. я и билог. и в культуре и вообще во все

как бог

Креативность есть дар делать ошибку особенного рода - обманывать самого же себя по поводу собственного таланата. Еслии в глубинах своей лаборатории ученый всерьез тоскует о пубилчном признении за пределами узеого круга коллег, то он выбрал себе не совесм ту профессию, каких бы вершин в ней он не достиг. Для таких дел есть сфера културы и в ней следует отыскать сферу применения для такого вот научно-пубеличного таланта.

Популяризация научных сведений есть более и чем достойное занятие, поскольку обывтель в научном плане подобен ребенку, а к детям следует допускать людей не вызывающих сомнений. Если же дядя ревется к детям, то, возможно, дядя этот - не хороший.

Кижки Докинза ирочих биологов-этологов оставляют о прежде всего себе именно вот такое вот впечателение нехорошести. 

Во-первых, даже осилив одну из них 1,5 раза, с удивлением, фиксируешь тот факт, что обывателю о них вспомнить особо так и нечего. В плане собственно популяризации они бесполезны: в долгосрочной памяти не остается значимых для человека-небиолога фактоов, за которые память могла бы зацпиться. Практически  кждая из них требует того, чтобы ее заново купили и заново открыли по одной лишь причине того, что они "сенсационные". 

Во-вторых, серьезный ученый не станет всерьез атаковать религию. От чего его удержат профессиональные соображения типа "это не моя тема", либо на это у него не хватит времени, либо от это войдет в противоречее с его убеждениями: среди ученых ровно столько же религиознх людей, сколько среди людей неученых. В частности люедей атеистической веры, стремящихся заетеять холиворы, среди них стольтко же, сеолько среди обычных людей, разница лишь только в том, что изветсный ученый привлечет к своей жиненной позиции повышенное внимание. Был ли Петр Капица верующим, был ли он атеистом? Широкой публике это не известно. Именн этом и заключена вся суть такого рода "вопроса". в соц ответств

Стремящегося к известности человека нельзя осуждать в том случае, если в том он и отыскал суть себя. Сложно предствить себе актера без зрителей или писателя, пишущего романы строго в стол. Очное или заочное приствие аудитории - органичная часть их профессии. Талант здесь может найти свое, подтверждающее факт его наличия, выражение в способности создавать культтовые произведения, особенно если сам автор понимает, что на такой эффект он специальным образом не рассчитывал. В принципе, автор - это такой же прихожанин атеистичеко или иной какой-нибудь церкви, каждая их которых должна давать оценку его произведениям со своих собстыеннх позиций в силу того простого обчтоятельтва что цероквь - это церковь.

Поэтому, когда мы видим, что серии книг пистаельнициы Роулинг дается оценка с позиций христианской церкви, то мы ожидаем увидеть оценку этих произведений с позиций христиансой церкви и с никаких иных. Точка.

Однако не то мы видим, если за такую работу берется миссиионер-апологет, ктороый знаменеп этой церкви при этом красиво размахивает. Словно Жанна Де-Арк на барикаде.

Полюбовавшись сим драматическим зрел , попробуем оценить его чисто с точки зрения семиологической: крупным планом и видом сверху. Задач миссонера обращать в свою церковь, и нету ничего важнее этого. С молодежью надо говориить на ее языке. Язык этот - язык языческих суеверий в магию и прочую мать-природу, а также - язык умственной отсталости, благодраря которым неожидданную популярность приобретают примитивные рекурсивные тексты, напоминающие о школьных уроках с повторением пройденного материала, а также внушающие мысль о том, что все пробблемы легко можно будет порешать путем заучивания бесссмыслицы, которую надо лишь только правильно выговаривать. такой Миссиионер может предл кретивн вариант перебегает на сторону молодежи, и предлагает нам, взрослым дочитать серию книг Роулигн до конца и увидеть в них поверхностное сходство с христианским мифом. 

он не капица но стал попул
изветн кот он добивался усилит эффект поражающий

Соображение о том, что новее мысли в ходе написания дорошо понятны любому пишчеловеку.

Однако Роулинг пишет медленнее, чем растут дети, которые предпочитают экнранизации книгам. Редко какая юная птица долетит до середины днепра, притом что Роулинг продолжит писать дальше.

Если же начинать читать книжки Роулинг как положено - с их начала - то мы увидим там то, что в них есть: пропаганду языческой магии и ничего существенного сверх тогго. К христианскому вероучению ее произведения имеют ровным счетом то же, что и народные сказки про мертвую-живую воду и все такое. То есть оценивать из предположения, что дети их дочтиают до конца раньше, чем вырастут, и смогут отыскать в них что-то еще сверх того - достаточно опрометчиво. 

Это креативн забавы для людей взрослых, которые любят и другие. Например - бегать из однгоо враждующего стана в другой, отыскивая каждый раз для этого всеомые предлоги и убедительные причины. Профессиональнй перебежчик не замечает этой своей привычки, ока кажется ему абсолютно естественной. Однако со стороны она хорошо заметна, как и всякое другое нарушение элементарных этических норм. 
речи о вере нет

Если мы их отбросим, то да, можно будет продемострировать свои креативные навыки и очень далеко обогнать других в деле миссионерства, в целях которго все средства окаждутся в конечно итоге хороши. Однако дети тонко чувствуют люьбую фальш. поскольу с тем, что прфессиональный перебежчик проделал в жизни много раз, они сталкиваются вперывые. Повадки нечистоплотного дяди им кажутся удивительными, а сам этот дядя - нехорошим.

Таким образгом, талант, который был бы в полной мере востребован и оценен в науке философии, был применене в миссионерской сыере деятелоностьи. Видимо суть всей этой проблемы в том, что ценить и платитьза филосфию стали гораздо меньше, чем прежде. Стемление к тому, чтобы быть на виду и не проигрыать не при каком раскладе, выявлется простым методом подвешивания человеке на одной только нити его веры, чем и проверяется ее действительная прочность. 
в поодавки он играть сам не хочет и надо ему вто помочть извне

Подобного рода обращение с людьми, записавшимися в теологми можно назвать жестоким, а можно - необходимым для роста в избранной ими профессии. Вникать во внутрицерковные неурядицы обывателю столь же сложно, что и разобраться в биолгии. 




Подстраницы (1): editorial
Comments