Умение заблуждаться

Каждый из способов индивидуального познания является всего лишь "вырожденным", игнорирующим другие способы и методы познания случаем - он является частным, упрощенным случаем для того метода мышления, которое могут практиковать только все люди вместе и одновременно. 

Конкретными образчиками такого, коллективного способа постигать природу вещей служат сегодня (интернет-)мемы, способные вызвать лишь пренебрежительный смех. Но ведь коллективный разум лишь относительно недавно начал формироваться в новом для себя формате - благодаря возникновению технических средств и способов коммуникаций, обеспечивших коллективному мышлению человечества минимально-необходимую связность - для того, чтобы можно было начать рассуждать о каком-то там, чисто теоретически возможном коллективном мышлении нового образца. 

В частности, история с интернетом - это про то, что физические метры расстояния стали по сути несущественным обстоятельством, не создающим больше преград для "народной", не научно-академической, массовой коллективной, и возможно даже - интеллектуальной, деятельности, длится всего лишь пару десятков лет. Этот срок - вообще ничто по сравнению с эволюцией пчел, которым интеллект оказался так и не нужен. 

Поэтому интернет-мемы - это всего лишь первый, наиболее примитивный, но зато действительно массовый и существенно коллективный феномен, который может свидетельствовать лишь о том, что коллективный разум продолжает развиваться и делает это теперь в ускоряющемся темпе. Что пока не является научным фактом и уж тем более не должно становиться предметом околонаучной веры. Равно как и весь этот сайт до последней его запятой, включая запятые пропущенные в связи с малограмотностью и по прочим причинам.

Религиозные концепции, прошедшие стадию многовекового распространения в формате передачи устных преданий, рукописей, первых книг - тоже относятся к феноменам коллективного мышления, но еще более раннего, нетехногенного типа. Примерно те же вещи можно утверждать и насчет распространения культурных артефактов, с религиозными верованиями напрямую не связанных. Мировой научный процесс - это абстрактное коллективное мышление в чистом его, каноническом, образцово-показательном виде. Пренебрежительного смеха не вызывающем.

Точка, с которой начался отсчет - это момент возникновения первого слова, с которой и стартовал процесс начавшегося в этот момент абстрактного коллективного мышления - гораздо более эффективного, мощного и экономичного, нежели чем все то, что мы наблюдаем в мире животных или насекомых в формате их полу-осмысленного группового поведения с обменом характерными знаками и т.п. 

Для того, чтобы вспоминать в красках сцены минувшей охоты на мамонтов, чего-то там себе как-то кумекать-прикидывать-мерковать, мыслить самому, дергая во сне лапами - никакие слова не нужны, но чтобы мыслить коллективно и притом эффективно - они потребуются обязательно. 

Слова - это не только продукт, но еще и причина, инструмент для коллективного мышления.

Вопросы о том, мыслят ли другие существа, населяющие нашу планету, какими знаками они при этом обмениваются, какие именно операции над ними осуществляют, как именно устроены их органы восприятия, чем они отличаются от органов чувств человека, может ли животное или искусственным образом сконструированный интеллект выступить в роли т.н. "наблюдателя", который требуется для умопостроений в рамках квантовой механики??? - остаются в общем-то открытыми, практически не изученными, спекулятивными. 

Однако тезис о том, что способ сырого и первоначального восприятия определяет все за ним последующее мышление - выглядит достаточно перспективно: как мы, сначала, воспринимаем и ощущаем - в том же духе мы потом и мыслим. Есть некая неразрывная преемственность между ощущениями и мышлением, базовой задачей которого является оптимизация человеческого восприятия под критерии отбора внешней, по отношению к нему, среды.

Размышления Вернадского о том, что человечество является лишь частью живого, целостного и осмысленного субъекта, именуемого ноосферой, не имеют пока какого-то практического применения, однако полезны в плане расширения умственного кругозора. 

А также - в развлекательных целях:)

В частности, можно предположить, что если после последней мировой войны на планете Земля останутся одни лишь тараканы, то это они, а вовсе не мы, и являются истинными "патриотами ноосферы". 

Будь мы на месте тараканов, мы бы сейчас всерьез обеспокоились бы на предмет чрезмерно агрессивной и безответственной человеческой политологии-болтологии, выдвинули бы, наверное, какого-нибудь своего тараканьего кандидата в какой там нибудь Очень Важный человеческий парламент, а также отправились бы на судьбоносные переговоры с инопланетными рептилоидами:)) 

Против чего американские физики тараканов попытались бы отговорить - ведь общение с инопланетянами бывает очень опасным! Ну да, им ли не знать. Откуда ото всего, до очередного материалистической религиозной перверсии в виде "веры в мыслящую вселенную" остается лишь один шаг, который каждый того желающий может проделать самостоятельно. Ибо фан здесь обеспечен.

Хотя, чему тут особо верить-то? 

Материя она и есть - скучная материя. Верить или не верить можно только в то, что органы чувств дают или не дают нам исчерпывающе полное и точное о ней представление. 

Материалисты фактически верят в то, что это мы можем воспринять реальность абсолютно точно, хотя и не верят в достижимость абсолютной истины - вот и поди разберись со всем этими верующими)) Где там у них заканчивается первое абсолютно и начинается второе? Исторический материализм без стакана непостигаем:) А атом - ибо в то верую - неисчерпаем, ну прямо как и электрон такой же. На фоне научного коммунизма, христианская теология выглядит как эталон трезвого и острожного здравомыслия.

Современными мифами, утвержденными по научно-демократической процедуре, являются: наука меметика, теория большого взрыва, прочие эволюционные теории и т.д., главным, но не единственным дефектом всех которых является то, что их нельзя проверить экспериментальным путем. 

Точно так же, мы не можем промотать время вперед и посмотреть, чего там будет в будущем с наукой, чтобы потом вернуться в настоящее и начать делать верные прогнозы по поводу того, к чему и как именно она придет. То, что все ученые в чем-то уверены, не отменяет того, очень простого и безобидного на вид факта, что есть вещи, которые никак нельзя проверить.

Мифы изгнали из сферы бытовой жизни при помощи науки - только лишь для того, чтобы они сделали науку местом своего нового обитания. Неустранимыми дефектами научного знания является рекурсивность, опора на то, что "так было всегда" (хотя даже это глубоко не факт), с последующим логическим перескоком - раз "так вот было всегда", то точно "так же" и будет потом: все это "точно так же" обязано воспроизводиться, без малейших ошибок тиражировать себя вновь и вновь подобно мелодии на заевшей грампластинке. 

Фундаментальная наука - это всегда история, начатая с ее середины, коррумпированная и искаженная, вдобавок, прикладными, прагматического плана, невысказанными с полной отчетливостью самому же себе, соображениями. 

Вы любите искать противоречия в мировых религиях с точки зрения "безупречных" фундаментальных наук? Не понимаете зачем религии нужны и считаете, что есть масса поводов для их разоблачения? А как там в Библии про соринку в глазу - помните? 

Ну так вот. Если вы хотя бы слегка и иногда дружите с обычной логикой, то и этого будет достаточно, чтобы ходить с утра до вечера по этому квази-райскому саду фундаментальных наук и отвешивать там пинок за пинком всему, что движется, пока нога не заболит:) 

Это не является самоцелью, - хотя и увлекает, что характерно - но честное слово, религия является прекрасным оппонентом для науки, вытаскивающим на свет божий такие тонкие вещи, такие "грешки" в "безупречных научных рассуждениях", на которые, будь на то воля ученых, еще 500 лет не обращали бы никакого внимания. 

В частности, тезис о бренности всего земного вообще, и фундаментально-точных наук в частности, лучше всего вскрывается неторопливым гуманитарным "брассом" мышления на теологическую тематику, а вовсе не технократическим "кролем". 

Что будет делать гуманитарий, если к нему на улице подойдет человек с лисьим личиком и бегающими глазками и объявит ему, что он - Бог? Гуманитарий начнет размышлять: а что - ведь в каком-то там смысле, каждый человек воистину уникален, просто одни - понимают это, другие - не обращают внимания. И будет прав. Технарь же скажет что-то вроде - а не страдал бы ты фигней-то, дядя. И будет прав тоже:) А в библии написано - лже-пророков опасайтесь. И это уже правильно воистину.

Тот же, кто с чисто тупой агрессией кидает камни в религию "с научных позиций" не замечает одного: он сам живет в стеклянном доме. В том, чтобы требовать с религии доказательств недоказуемого - сложного ничего нет: дурное дело нехитрое. Но вот...

Но вот - математика описывает нам природу ибо это так? Ну-ну. А физика? Фигзнает почему, но ведь дык работает же? Почему это, скажите пожалуйста, энтропия все растет у вас да растет, расскажите поподробнее, обоснуйте. Что не получается? А вот - энергия, она сохраняется - по какой физической причине? Тоже - просто это так? А время почему течет линейно - не подскажете? Что, и опять - без объяснений? Ну хорошо, а так всегда теперь будет или так только пока? Не мешайте глупыми вопросами нам работать, да? 

Какая жалость - чего не хватишься, так и ничего и нету. Нет, ну мы же тоже все понимаем: взрослые люди, жена дома не знает, чем еще заняться, война и мир, сыны и армия, предзащиты, депозиты и все такое. И мы тоже верим в то, что все что там нужно для защиты диссертации - растет, а чего тоже нужно - течет и сохраняется. 

Верим - вместе с вами. И понимаем все как надо. Но вопросы-то наши глупые - они ведь не об этом, не о символе физической вере, пускай и многократно подтвержденном экспериментальным путем в присутствии нотариуса.

А вот гуманитарные науки - это что вообще такое? Это же попросту позор какой-то, а вовсе не науки. Просто они так себя называют? Наука - солидно звучит на слух? Нравится это слово: в том одном только и кроется причина их научности? Да ведь попам в глаза стыдно смотреть - хлеб у них отняли все эти гуманитарные дисциплины. 

Это так, потому что сказал Хомский? А он точно член кпсс или это теперь уже не важно? Ну тогда это не так, ибо это так сказал Иоанн Златоуст. И всей вашей научности на этом конец. 

Не нравится? Давайте тогда голосовать. Раньше лингвистов в стране было больше чем верующих, а теперь верующих стало больше чем лингвистов. Ну не хотят, как ты тут не бейся, люди разговаривать так, потому что вы решили. Мракобесие? Точно так оно и есть. Но по отношению к лингвистике, а не к языку. 

Счастливые не наблюдают часов, а язык - лингвистов с их мнениями о нем: каким там ему должно бы быть. 

А вот другая замечательная наука - философия. Эта - так и просто киса. Многие из нас любят то приятное щекотание в голове, которое она вызывает, но предпочли ей массаж ног. Эффект - примерно тот же.

А вот еще. Чуть про нее не забыли. Внимание, внимание! Царица наук - биология. Сцена, раз-раз-раз-микрофон, прожектора, Ричард Докинз. Популяризатор. Весь - в белом. Итак, коллеги, нельзя не согласиться с мнением биологов о том, что человек является результатом эволюции, в то время как сами биологи кажется являют собой наглядный пример обратного процесса - постепенной умственной деградации. Что, видимо, и позволяет им судить-рядить о культуре на основании многолетних мимолетных наблюдении за тычинками с пестиками. При этом они абсолютно серьезны, что и пугает, пожалуй, больше всего. Но и это не рекорд: биологи установили - религии неверны! Вау. Кто бы мог подумать: похлопаем, это - сенсация. И нам остается лишь выдать им нобелевских премий побольше, поскольку это будет гораздо проще, чем объяснить им, почему все эти их открытия яйца вьюрка галапагосского не стоят. 

Мы все здесь - не кощеи бессмертные. Время, которое нам потребуется для того, чтобы донести самую простую мысль до биолога, может существенно превысить известное нам время существования физической вселенной: если мемы в головах биологов и мутируют, как они утверждают, то мутируют они там как-то очень уж медленно. По крайней мере, у консервативного папы римского, не обнаружившего - на днях - драматических расхождений между эволюционной теорией и католической верой, аналогичный процесс протекает в наши дни гораздо быстрее. 

В конце концов деньги - это всего лишь деньги. Даже если мы поделим миллиард долларов (аудитория достает айфоны) на время, оставшееся до конца света (аудитория делит), то получим всего лишь несколько центов в день (аудитория кивает). Русские коллеги - кстати - утверждают, что у них за день на науку тратят примерно столько же. Хотя мы понимаем - коллеги так шутят. Русский юмор - своеобразен (из зала вдруг раздается действительно очень своеобразная и непереводимая игра русских крылатых выражений). Тут шведская королева выносит британским биологам нобелевских премий. Те рады как дети. Все вдруг понимают - упрекать их в чем-то серьезном, противоречило бы базовым этическим нормам гуманизма. Докинз во фраке громко славит мать-природу - так, что микрофон начинает фонить. Занавес.

Гхм...

Всерьез спорить с научным познанием - столь же глупое занятие, что и подвергать нападкам религиозный способ видения мира, что есть история совсем на другую, никак и ничем содержательно не связанную с "научной", тему. 

Религиозным же можно назвать только такое мышление, которое вообще не имеет никакого прагматического аспекта и никак не нуждается в подтверждении неоспоримыми фактами - находиться в непримиримом противоречии с которыми, является для него абсолютно нормальным состоянием:) Религиозное учение - плод божественного, понятного, но недоступного целиком разуму человека откровения: лучше-то ведь и не скажешь, даже если очень захочешь - и уж тем паче, если это так. Существенным же в нем является лишь то, что религия является продуктом сугубо коллективного мышления, продуктом коллективного абстрагирования от абстрактного, пускай и изложенным в обманчиво-примитивной, архетипически-доходчивой форме, провоцирующей недалекого и склочного по своей природе человека на критику типа сутяжничество с чисто коммерческими целями. 

Сегодняшний популяризатор - не тот, кто популяризирует, а тот - кто популярности жаждет сам, наука для чего - служит поводом. 

Религиозный способ познания мира дает более чем полезную, крайне необходимую для развития оппозицию способу научному - именно на базовом уровне методологии, но вовсе не на уровне фактов, результатов или же конкретных утверждений-отрицаний. 

Теологи полезны и интересны как раз тем, что они другие, не такие как ученые и существенно иные, нежели чем деятели культуры. Никто не домогается до поэтов по поводу того, что дважды два они перемножают неправильно, но почему-то примерно по тому же поводу принято всерьез докапываться до религиоведов. То ли они вежливые, то ли - просто умнее, но они не отвечают ученым тем же. Тот же, кто это все-таки делает, видимо просто так себя называет.

Строго говоря, любая метафора, притча или факт, взятый, например, из Библии, верен лишь строго в контексте самой Библии, рассмотренной одномоментно, в реалиях эпох, сразу и целиком, к чему разум отдельного человека ни коим образом не приспособлен. Только совсем уже глупый человек-патриот будет всерьез искать в священном тексте что-то вроде гиперссылки на скачивание свежей прошивки для китайского роутера с локализацией меню на местный, патриотический язык. Книгу, которая верна только вся сразу, можно перечитывать до бесконечности.

Поэтому, если профессиональному научному скепсису нужно обязательно найти какое-то применение, то им, скорее, может быть дисциплина, занимающаяся "научным изучением библии", но никак не сама эта книга, никак не связанная с наукой по своему жанру. Наука кишит собственными мифами, а то, что они "признаны большинством серьезных ученых" - не меняет ситуации. Священные войны квази-ученых теологов с настоящими учеными и деятелями культуры - это всего лишь войны одних мифов с другими. Смотреть на вещи под теологическим углом зрения, не только интересно, но и крайне полезно. Верующим при этом быть желательно, но не обязательно, ибо на каждого довольно будет и той веры, которая у него обязательно есть.

Наука, переживающая по очереди то подъемы модернистской самоуверенности, то эпохи постмодернисткой подавленности и депрессивного характера неверия в свои силы - тоже жанр особый и вполне себе самодостаточный, в профессиональном мнении теологов никак не нуждающийся. Такое, пускай даже чисто теоретическое, бесконфликтное совмещение материализма с идеализмом в одном коллективном флаконе и в одной, отдельно от остальных взятой голове, конструктивно уже только потому, что способно лишний раз напомнить о принципиальной ограниченности познания в каждый, любой из моментов времени; помогает выставить некие рамки и барьеры, без которых все способно размазаться и растечься тонким слоем - без границ, без начала, без конца, безо всякого толку и смысла. Подобно вечной и бесконечной жизни сферической в теле физическом. 

Несложное искусство сохранять здравость рассуждений состоит в том, что как только религия дает нам проекцию на науку, или наука на культуру, так сразу мы эти все лишние проекции и отсекаем. Причина же одна - волюнтаризм. Поиск же причин иных - безблагодатен.

Наука надоедает как и всякое занятие, которым занимаешься на профессиональных началах, культура и религия - это твой дом, в котором живешь, и нету никакой нужды превращать его в еще одну осточертевшую избу-лабораторию №2 или пускать туда незваных гостей-биологизаторов. 

Способность заблуждаться, ошибаться, предаваться иллюзиям - одна из самых человеческих в человеке. Может быть, она и делает его живым, отличным от мертвой природы, способной несчетное количество раз делать одно и то же сразу набело, без малейшей помарки? Ведь "правильно ошибаться" в том числе и по поводу религии умеет только человек, а все то, что просто: правильно - рано или поздно научатся делать за него хитросделанные им же машины. 

Если подумать, то большая часть жизни человека уходит не на поиск истины, а на исправление ошибок. Если так, то грубейшие ошибки быстро, на наших глазах эволюционирующего коллективного разума обещают озарить новым смыслом жизнь каждого из нас - наверняка, есть такие мега-гига-турбо-ляпы, которые может сделать только он)) Именно умение "правильно ошибаться" и позволяет человеку видеть смысл там, где до его прихода не было))
 
Популистские обещания типа что все дескать познаваемо, восстановимо и ремонтопригодно, но не сразу - это и есть настоящая, ложная по своей сути основа "теологии материализма", это и есть ничем серьезным не доказанное и не обоснованное пожелание снять с человека всякую ответственность, вознесенное до символа около-научной веры по той лишь одной причине, что так уже прямо вот щас захотелось широким массам трудящихся и пролетариату умственного труда. 

Если же мы вдруг всерьез надоели богам, то они обязательно дадут нам этой нашей "бессмертности" временно достичь. Если они хотят просто наказать, то всего лишь, для острастки, лишают разума (и всего-то навсего), а вот если хотят отнять жизнь вечную - вот тогда и делают всерьез материально-бессмертным (ленин знает).

Ходы популистской мысли у ангажированных побочными соображениями ученых и плохих теологов - сходны до степени смешения при всем их кажущемся внешне-декоративном различии. Упрямо отстаивая ту или иную точку зрения, человек активно путает, отождествляет самого себя с наукой или же с теологией, которые никому конкретно из людей, на самом деле, не принадлежат и принадлежать не могут.