Химия и жизнь

Диоксид моносульфат 
перихлор-тудратсюдрат

Учебник химии


Как известно, история дочеловеческого мышления началась еще до исторического материализма. И нам придется набрать воздуха и погрузиться в химические глубины биологии. Где мы и увидим её - амёбу.

Амеба, воспринимающая своими рецепторами то, что вода превратилась из соленой в пресную, имела дело с доступными ей через непосредственные ощущения фактами объективно, независимо от нее существующей внешней среды. Поскольку материализм - суть ни что иное как вера в то, что наши рецепторы не способны нас обмануть, то амебу можно назвать настоящим материалистом, ибо каких-то там дополнительных рецепторов или нервных клеток у нее попросту не было - она сама была клеткой в единственном притом числе. Поэтому спросите вы, кто был действительно стоек в своих материалистических убеждениях? Ответ будет один - только амеба и заслуживает быть право находиться в рядах РКП(б). Ибо так учил - Ленин.

Дальше - тоже все очень забавно. 

В тот момент, когда амеба начала что-то там как-то ощущать, появился первый знак, тождественно равный тому каким он был во всей его полноте, богатстве молекулярного содержания и кубическом объеме. 

Сложно как-то назвать знак, появившийся в нулевой момент времени знаком, ибо по сути это был кусок реальности, пробравшийся прямо вовнутрь амебы, изменивший ее внутренний метаболизм самым прямым и непосредственным образом. Внешняя по отношению к амебе реальность вторглась в нее, открыв внутри амебы свой филиал.

Из-за того, что вода вокруг вдруг неведомым образом утратила свое свойство быть соленой (предположим именно это), химические реакции пошли иначе, поведение амебы во внешней среде изменилось вместе с ее шансами на пропитание и выживание. Допустим, она стала реже или чаще бить своими жгутами-плавниками или что-то там еще, в том же роде и биологическом духе. Дохнуть такие амебы стали чаще или реже, дружить друг с другом они начали интенсивнее или нет, и пр.

То есть, первоначальный знак солености переживался амебой на уровне всего ее организма, становился существенным фактором и фактом ее богатой внутренней физиологической, а заодно и духовной жизни во всех ее ипостасях. Весь организм амебы был одним рецептором, меняющимся целиком от того, что внешняя, "объективным образом существующая" среда проникала к этому организму прямо вовнутрь. И мы не могли даже провести четкую грань, где начинаются молекулы растворенной в воде соли, которые можно отнести ко внешней среде, и где заканчиваются точно такие же молекулы "внутренние". То есть, свойство молекулы быть "внутренней" обреталось тогда, когда она вступала в непосредственное химическое взаимодействие с органическими молекулами типа ДНК и прочими. Если же такого счастливого шанса ей не было предоставлено, молекула соли попросту покинула бы условно очерченный геометрическими линиями организм амебы - в точности так, как если бы она их никогда не пересекала.

Такое вот "вторжение знака прямо в пытающийся сохранить гомеостаз организм" на уровне идущих внутри него устойчиво самовоспроизводящихся во времени химических реакций, можно сравнить лишь с "объективными ощущениями" от приема во внутрь химически-активного препарата, способного имитировать наипервичный "знак", воспринимаемый простейшим (изо всех возможных условно-живых) организмом типа вируса, представляющего по сути сложную органическую молекулу, которая способна - либо вступить в химическую реакцию, либо не вступить в химическую реакцию.

Итак, фрагмент сырой реальности типа соленая/несоленая вода, переживаемый одноклеточным организмом живо и непосредственно внутри себя, мы уже осмеливаемся назвать знаком. К какому типу знаков его стоит отнести? Пожалуй к архетипического уровня знаку иконе, содержащему в себе ровно столько подробностей и "знаний" о внешней среде(сводящихся к детальному списку химических реакций), сколько эта среда способна клетке типа амеба или же большой молекуле типа вирус предоставить. 

В целях лаконичности, усечем этот список до двух пунктов - факта 1 (педрогидрат превратился в моносульфат) и факта 2 (депегидрол катализировал монохролтудрол).

Дальше вся эта химия и жизнь сворачивается до того факта 3, что превращение педрогидрата в моносульфат в присутствии депегидрола катализированного монохролтудролом - это одна большая химическая песня о главном, состоящая из двух куплетов. Под объединяющим одно с другим заголовком типа каталитическая гидратация моносульфазы. Что означает что-то вроде того, что один куплет, факт-1 не встречается без факта-куплета номер 2. Вообще, почти, например, типа, никогда.

Можно было бы продолжить в том же духе еще пару парсеков, исписанных химическими формулами и мелким элегантным почерком, но дело тут в том, что дальнейшие приключения монохролтудрола и его друзей мы как-то немного подзабыли. Скоротаем время, нужное для того, чтобы освежить свою генетическую память, содержащую подробные сведения из курса органической химии, перейдя сразу к тому моменту, когда наипервейший знак типа фрагмент реальности, орудующей прямо внутри организма, начал вытесняться чуть более абстрактным и компактным знаком 3

Спросим себя: всегда ли замена факта 1+2 на факт 3 будет равноценной? Иными словами, всегда ли из того, что зафиксирован факт 1 жестко и безальтернативно следует факт 2? Попытки придумать конкретный пример на эту тему, ведут лишь к тому, что всякий раз мы обнаруживаем, что мы слегка "предергиваем" тасуемые факты. И прибегаем либо к чисто математическим, не существующим физически абстракциям типа бесконечности, геометрической линии, абсолютно твердого тела и т.д. и т.п., либо же рассуждаем по индукции, подменяя многократное на единственно-возможное, а первое по счету - на первопричинное, либо делаем что-то еще в том же духе и роде. Что есть, короче, трилемма Мюнхгаузена.

Действительная же, подлинная неразрывность и нераздельность разных ипостасей одного и того же - может быть достигнута лишь на недоступном человеческому пониманию уровне рассуждений о божественных сущностях типа Троицы. Про которые мы можем как-то чрезвычайно осторожно рассуждать - какие они представляются, кажутся нам снаружи, но не реконструировать их доступными человеку средствами. 

Интересно отметить, что строгий язык математических координат и прочего подобного оказывается на порядок менее выразительнее языка "самого обычного", которым принято "приговаривать" чисто факультативные комментарии к формулам. Например, можно сказать внутри, но можно и иначе - не быть снаружи. Тонкость же в том, что эти языковые конструкции не тождественны не только в буквальном, но и в содержательном смысле. 

Ярчайшим примером для понимающего человека служат библейские тексты, не поддающиеся иному выражению, кроме того, как они собственно написаны. Первая же фраза "В начале было слово..." дает столь невыразимо тонкие переливы смысла, что изучать его оттенки можно всю жизнь, понимая, что ее заведомо окажется для этого недостаточно, а любое "окончательное понимание" сигнализирует лишь о том, что по прошествии времени оно обязательно окажется ложным для того, кто к такой вот окончательности вдруг пришел. То есть для нас, здесь и сейчас, троица - символ настоящей, недостижимой в мире материи &-неразрывности, и... это означает лишь то, что и это тоже неправильно, хотя в каком-то там смысле - и верно.

Чисто формально, подобные тезисы можно отмести с порога и отнести к апологетике, однако и в тех случаях, когда мы пытаемся "математизировать" текст любой-другой обычный, мы сталкиваемся примерно с тем же, пускай и не окрашенным в столь яркие, чисто-субъективные эмоциональные переживания, которые, ну конечно же, с чисто научной точки зрения, следует отнести к излишней впечатлительности и предвзятости - с целью найти причину не "подшивать" их к объективно-материалистическому протоколу о проделанном исследовании. 

Однако оставим предыдущие запутанные абзацы именно для тех, кому знакомо это странное чувство мгновенного понимания абсолютной правильности, в сочетании с чувством отсутствия понимания полного. Типа - вы в этом отнюдь не одиноки. Соблазн поднатужиться мыслями и закрыть, наконец, зазор между полным и абсолютным возникает, наверное, у многих. Месседж же в том, что эта микроскопическая "дельта" суть нечеловекозакрываема. 

В искаженном, материалистическом понимании - эта дельта, суть и есть тот "электрон", из которого можно извлечь столько неисчерпаемостей, сколько сможешь унести, не падая при ходьбе. Смысл же ленинской аналогии про "неисчерпаемый электрон" видимо в том, что электрон - он тоже ведь: "ну очень уж маленький", особенно если отключить все синхрофазотроны и взять на него резкий нижний ракурс с видом сбоку из конца 19 века. 

Грубо говоря, базовая мысль здесь в том, что самое малое - он же и самое большое. Просто сформулировавший ее человек решил эффектно блеснуть своим знанием мира элементарных частиц, куда он проник своим мысленным взором, но с изрядной натугой. Вот у него и вышло - электрон столь же неисчерпаем, как и атом (??? ?? ??) К чему остается добавить лишь то, что красота - она требует жертв.

Вернемся однако к любимейшему изо всех научных занятий - химии, перемешанной с биологией. Допустим, что амеба коротает отпущенное ей время жизни за плаванием между пресной и соленой водою. Далее предположим, что соленая вода вредна в плане поддержания ее репродуктивной боеспособности. Заплыв по соленым морским водам уменьшает шансы амебы на выживание. Плавниками от этого она начинает бить реже, а потом - тонет совсем. 

Чтобы скомпенсировать вред, наносимый ей поваренной солью, амеба насобачилась гасить вредное для нее воздействие поваренной соли на организм, обзаведясь в нем молекулами перихлоргидротазы. Действуя по принципу ибо-дабы. Перихлоргидротаза, как хорошо известно, вырабатывается амебой в результате метаболизма ее организма в количестве 10 молекул в единицу времени, что позволяет ей продержаться на плаву дополнительные 10 секунд в соленой воде. Теперь допустим, что некоторые амебы случайным образом всосали в себя из внешней среды заодно и моносульфат, абсолютно бесполезный для дела их метаболизма. 

Однако же вот - моносульфат, встретивший на своем жизненном пути молекулу соли типа натрий-хлор, вступает с ней в химическую реакцию, дающую нам гидрид-перегидрид. Так уж случилось, по независящим от амебы химическим обстоятельствам, что именно этот самй гидрид-перегидрид является катализатором для процесса выработки перихлоргидротазы. В силу этого счастливого стечения химических гороскопов звезд, перихлоргидротаза вырабатыватеся в присутствии катализатора в количестве 60 молекул в единицу времени. Что дает возможность амебе принимать соленые ванны аж целую минуту безо всякого урону для здоровья.

То есть, заглотившая моносульфат амеба как бы начинает невольным для себя образом предполагать, что если уж в нее всосалась первая молекула соли, то за нею обязательно последует великое множество точно таких же молекул. Что в переводе с химического языка, коим мы блестяще владеем, на язык общечеловеческий, означает: вода скорее всего скоро станет соленой - именно такое знание приобрела амеба вместе с моносульфатом. 

Если это абстрактное "предположение" заряженной моносульфатом амебы окажется верным, то она получит преимущества, будет плавать туда-сюда долго и счастливо. И как-то там потом завещает своим многочисленным потомкам хранить внутри организма абсолютно там не нужный для заплывов по одним только пресным водам моносульфат.

Иначе говоря, любое абстрактное предположение типа за событием А последует его многократное повторение; за событием А последует событие Б; событие А есть то же самое, что событие Б и прочие правила, которые есть ни что иное как правила логики, должны получить свое окончательное подтверждение или опровержение в окружающей среде.

Если амеба права и концентрация соли нарастает быстро - то моносульфат, впечатанный ей прям в амёбье днк, очень даже пригодится не только ей лично, но и ее амёбьим детям. Если же это не так, то амеба впустую будет истощать свой метаболизм, впустую производя в перихлоргидротазу в лошадиных дозах.

Мнением амебы не интересовались, когда определяли градиент роста солености на стыке морских и пресных вод (если бы она могла вдруг кроить мир под себя, то она бы не эволюционировала, а скорей бы уж - деградировала). 

Также она не имеет никакого отношения к вопросу о том, почему химические законы именно такие, а не вдруг-допустим-предположим - иные. Амеба выступает лишь в качестве пользователя, потребителя уже готовой, как-то-кем-то созданной, сиречь объективно независимо от нее существующей внешней среды, которая может одобрить или не одобрить те случайные, мелкие отличия, которые делают данную конкретную амебу не похожей на ее друзей.

На этом покончим здесь с химией, резюмируем суть дела короче. 

Абстрактизация в наипримитивнейшем ее понимании - это автоматически идущий процесс. Можно назвать его объективно существующим, в том смысле, что идет он автоматически. Вопрос почему он такой, а не иной - в конечном итоге, разматывается до вопроса о том, почему железу свойственно ржаветь, а яблокам - падать на землю? Мораль с историей из химической жизни первобытных амеб - она в этом.