Что есть жизнь без смерти?

На смену табу индивидуально-стыдливого характера, пришло сегодня гораздо более эффективное коммерческое цензурирование или же рекламное выпячивание тех или иных тем. 

Наращивание темпа потребления и усилий, которые нужно предпринимать только для того, чтобы остаться все на том же месте, пролонгирует инкубационную стадию счастливой недоосознанности - можно сказать, что хомяк, погибший во время ритуального кручения фитнес-колеса в своей клетке, умер наилучшей изо всех прочих возможных смертью. Так и не успев задать себе напоследок вредный, антихомячиный вопрос типа анафига была вся эта клоунада?

Идея главенствующего первенства эффективного менеджмента (на предмет ВВП) надо всеми прочими вопросами, опасна тем, что нынешние методы поощрения роста экономики через усиление масштаба потребления, больше всего похожи на мысль о том, что наибыстрейшим способом выращивания товарной массы скота с целью животноводства является способ онкологический в сочетании с гмо-кормами, стероидами и антибиотиками: если нужно только мясо, а остальное нам не интересно, то опухоль - как раз-то и растет быстрее всего. 

Разведение умело зараженных раком кроликов - именно так можно обогнать и перегнать другие страны всего лишь за пятилетку. 

Потребитель, гребущий все под себя с упорством маньяка, "прокачивающий" материальную сферу своей жизни с упёртостью бодибилдера - это как раз и есть раковая клетка социума, чисто формально демонстрирующего при этом быстрый экономический рост. 

С чисто теологической точки зрения, здесь можно было бы остановиться и считать мысль о том, что жизнь человека ограничена по сроку божественно-аксиоматическим образом, не подлежащей дальнейшему обсуждению в виду ее очевидности. 

Научный же подход требует, однако, бесконечного нудного размусоливания всякого рода других-прочих предположений и гипотез (вполне аналогичных гипотезе про розовый чайник на космической орбите), доказать или опровергнуть которые при нынешнем уровне развития научного знания все равно невозможно. 

То есть, как бы, надо простучать по клавишам всю эту научную рапсодию, даже не испытывая к тому интереса - ибо какой интерес может возникнуть к тому, что есть заведомым образом бесплодное занятие?

Итак, тем блин не менее, на что будет похож человек будущего с геномом, отредактированным таким образом, что места для "лишних" и "вредных" генов старения и смерти в нем уже не найдется? 

Если предположить, что такие гены действительно есть и их можно устранить простым редактированием генома, то скорее всего это и разверзнет апокалиптическую бездну перед окончательно сорвавшимся с катушек социумом - гораздо раньше, чем любое ядерное оружие, пущенное в ход. 

Опасности ядерного оружия понятны всем, а вот опасность "бессмертного" генома - нет, он воспринимается не как угроза, а как долгожданное благо. Но если уже сегодня кипят страсти по поводу потребления символов, то что будет тогда, когда станет доступно то, что они обозначают, то, на что они как бы дружным хором намекают? 

Если Бога нет, то все дозволено, а если богом можно стать самому, то вседозволенность - это уже не блажь, а категорический нравственный императив.

Ведь не погибнуть от нехватки ресурсов чисто физиологического плана прямо сейчас - это лишь часть проблемы, это лишь нижняя планка отсчета, это лишь один конец палки, у которой их два. 

Масштаб грызни за то, чтобы сохранить себе жизнь не только прямо сейчас, но и вообще, потом, всегда, навечно - страшно даже представить. Чтобы достичь такой снитч-цели - ловцу типа гарри-потер вседозволено воистину уже все.

Никакие технические средства контроля не заменят окончательно попранных (в обществе "бессмертных") моральных норм - любую надзирающую и наказывающую технику рано или поздно удастся обойти. 

Любой грех - будет время отмолить, а любое, самое затейливое шифрование можно расшифровать, особенно если у вас в запасе имеется ничем не ограниченное количество времени. 

Очередной параноидальный вождь, сексот в душе, снова хакерски подключится к кремлевской вертушке, а чем именно это закончится для остальных членов политбюро - немного предсказуемо. Распад моральных норм неминуемо разрушит "бессмертный" социум изнутри, сотрет его со всех карт вне всякой зависимости от наличия или отсутствия какого-нибудь "враждебного окружения".

Промотав побыстрее тему с апокалипсисом, все равно сложно будет подобрать аналогию человеку с бесконечной продолжительностью физической жизни. 

Что или кто это будет, на что это будет похоже? 

На несчетное число раз исполняющийся закон материальной или виртуальной природы, установленный по собственному усмотрению подобно языковым "законам" ак. Марра? 

На бесперебойно функционирующий клеточный автомат? 

На одноклеточное океаническое создание, способное жить тысячу лет, питаясь одними лишь околодонными газами? 

На лишенное всякой души и намеков на нее безлюдное производство? На вирус? 

На компьютер, на служебный программный скрипт, способный исполниться безо всяких ошибок нужное число раз, не испытывая при этом никакого проблеска интереса к тому, и понимания того, что он делает? 

Науке этого не известно, из около-теологического же фольклора можно вывести лишь одно: выторговав, выкрутив у природы всеми правдами и неправдами телесно-физическое бессмертие, человек утратит свою роль и место в мироздании - и сразу же перестанет быть предметом черной зависти белоснежных ангелов:) 

Моменты рождения и смерти дают разрыв, рвут любую самую изощренную математику, затаскивая ее в ту сокрытую от человеческого изучения область, где даже формулы ничего содержательного сообщить нам уже не могут, эти торжественные моменты шкалят все производные до бесконечного значения, что и позволяет каким-то загадочным для науки образом преодолеть законы материи: вдохнуть в органическую химию жизнь и забрать ее обратно. 

Устранение этих "досадных" эпизодов рождения-смерти из жизни человека, превращает его в человека-молекулу: в общем-то, в точно такой же, напрочь лишенный души материальный объект, что и все остальные "мертвые", сиречь неодушевленные предметы. Мертвой крови попил - свою душу потерял, или - как-то так.

Если нет перехода через тонкую красную линию между мертвым и живым, то чего в человеке останется интересного? Просто, станет он "всегда такой" - да и только. 

Бесперебойно работающий компьютер на базе кремния или органики может быть сколь угодно сложен, но кому придет в голову им восхищаться, кому придет в голову назвать его живым - с целью высшую степень восхищения этим словом выразить? 

Свобода выбора имеет свое предельное выражение в случае выбора между смертью и продолжением жизни. Если такой альтернативы не будет - то человеческий выбор превращается всего лишь в выбор калькулятора, отбрасывающего одни варианты в пользу других. 

О какой свободе тогда пойдет речь, если свой главный выбор человек уже сделал, а все остальное - ни к каким серьезным для него последствиям не приведет: будет достаточно времени, чтобы попробовать исправить любую ошибку, "откатить" обратно?

Мы ценим безгрешность, как люди прошлого ценили абсолютно ровную, но бездушную машинную строчку - превыше любого кривого ручного хэндмейд-рукоделия. Но что будет, если человека лишить всякой возможности ошибаться всерьез, по-настоящему, во весь рост, по-взрослому, начисто?

Реальность приобретет от этого отчетливый привкус виртуальности, где в принципе можно делать вообще все, что вздумается, чтобы потом - исправить, переиграть заново. Однако даже Христос "спустился" на Землю с тем, чтобы свершить свои дела в реальном, а не виртуальном мире - не так ли? По меркам современного потребителя, он был, пожалуй, несколько старомоден.

В частности, рассматривая момент зарождения коллективного разума, мы всякий раз упираемся в поиск закономерностей, аналогичных инстинкту самосохранения, защищающего живое от того, чтобы стать неживым, исчезнуть. 

Несущая верхом на себе социум материя при этом никуда, конечно же, не девается, а вот коллективная виртуальная реальность - с распадом социума исчезает, "схлопывается" по всем своим живым и мыслящим гипер-осям. 

Вполне возможно, что разум-жизнь-смерть-одушевленность-мышление-эмоции-телесность-социальность - эта та сеть, из которой нельзя выкинуть ни один из элементов без того, чтобы не разрушить всю эту, непонятную нам пока, сеть значимых, принципиальных понятий и закономерностей целиком - не превратить ее в несвязанные один с другим моменты и фрагменты. То, что называется смыслом, такая сеть способна обрести лишь в своей неразрывной целостности, но никак по отдельным частям - не в том виде, когда мы выкинем из нее что-то в ней "лишнее", словно вредный, по нашим представлениям, участок генома. Точнее же, выкинь "лишнее" - и там где смысла нет (и его там не нужно), он появится))

Никто не сможет сказать точно, во что превратится человек, лишенный необходимости умирать. В "профессии" человека напрочь тогда исчезнет придающий ей уникальный, невоспроизводимый заново смысл - трагедийный, героический, жертвенный, преодолевающий самое себя элемент, она превратится в рекурсивное безошибочное исполнение каких-то обязанностей и ритуалов, первоначальное содержание которых утрачено во времени. 

Социум будущего станет похож на весьма разнообразный, креативно реализованный космос, "небесные" тела которого все еще притягивают друг друга силами гравитации - но вот зачем? Этого уже никто из них не знает и не помнит:) 

Хотя сам факт существования подобного рода всемирных законов "гравидана" и закономерностей, исполняемых безукоснительно, безусловно, намекнет их стороннему наблюдателю о какой-то былой рассудочной деятельности:) 

Жизнь можно определить лишь по контрасту с обратным понятием смерти, но если смерти нет, то и смысл для жизни, наполнение этого понятия - утрачивается. 

Остается лишь голая, ничем таким особенным не облагороженная, пустая машинерия в духе Блэкмор. Загадочную популярность произведений которой можно объяснить как раз тем, что в сознании людей в наступившую эпоху табуированно все, что мешает потреблению, главным препятствием к которому является ясное осознание его бессмысленности ввиду предстоящего "конца всех личных потреблений", обязательного для всех без исключения. 

Одни - дожидаются этого конца в депутатском зале с мягкими креслами, другие - коротают время на промозглом заплеванном перроне, но поезд все равно приедет и заберет всех с собой. Жизнь - тот вокзал, покинуть который без этого паровоза не получится.



1.00 Потребительская "вера" как частный случай веры в науку

2.00 Мышление с "плавающей" аксиоматикой

3.00 Необъективная объективность

4.00 Пространство коллективного