Кое-что про коаны

Один христианский мыслитель любовь к Богу и человеку изобразил схематически: в круге
радиусы соединяют окружность с центром. Чем они дальше от центра, тем дальше и расстояние
между радиусами; чем ближе к центру, тем ближе и радиусы. 
Войно-Ясенецкий

"Полу-состояние одна-вторая", графически изображенное ниже, описывает некую не завершившуюся до конца абстрактизацию, в конечном результате которой исходные факты должны вытесниться одним суперфактом.


То есть, целью процесса абстрактизации является забывание фактов А и В с заменой их на суперфакт С.

То есть, "полу-процесс 1/2" описывает переходное, мимолетное, не длящееся долго состояние ума, находящегося, собственно, в работе: в процессе абстрактного мышления - с эффективной заменой большого количества фактов на малое количество суперфактов.

Состояние это как бы промежуточное и как бы нестабильное:



Но вот всегда ли это так - верно ли это? В частности - всегда ли процесс идет исключительно в сторону абстрактизации?

Конечно же нет, примером чему может служить декомпозиционное мышление эпохи постмодерна, когда суперфакты, унаследованные из прошлых эпох, разлагаются на более простые, исходные элементы - с тем, чтобы можно было собрать потом из этих элементов новые, "более современные" абстрактные конструкции. А еще чаще - чтобы попросту, не мудрствуя лукаво, оставить от "здания" суперфакта груду кирпичей в виде фактов.

Постмодернистское мышление ассоциируется с физическим процессом возникновения Вселенной, когда "из ничего", из суперфакта, обозначающего нечто вроде точного равенства нуля самому же себе, вдруг возникают груды сырой, элементарной, "семиологического" характера материи, начиная разбираться с которой все детальнее, никакой такой "материи" (которую можно было бы "убедительно" подержать в руках) мы, собственно, не находим, а отыскиваем лишь только связь элементарных фактов-частиц, увязанных между собой сетью законов природы на манер сети семантической.

Другая, в чем-то похожая ассоциация - коаны дзен-буддизма, правильным ответом на которые может служить что-то вроде мудрого поднимания пальца правой руки, а еще лучше - ничего не поднимать, а еще лучше - отрубить себе руку вместе с пальцами, что и сделал один из отцов-основателей какого-то там, китайского штоле, дзен-буддизма. Дабы побыстрее им овладеть в полном объеме. 

Как звучит звук хлопка одной ладони? 

Если одна рука у вас настоящая, в вторая - не менее явственно ощущаемая, но всего лишь фантомная, то хлопать этими руками можно долго и очень реалистично. Однако же вот: привычного хлопка не будет. 

Что как бы намекает нам о том, что суперфакт типа звука хлопка не соответствует тождественным образом связке фактов в виде синхронного движения руками. А это - непривычно.

"Фантомные аплодисменты" руками, одной из которых нет, могут быть сколь угодно убедительны и предельным образом реалистичны. А мир материи как раз и доступен нам через ощущения - свято веруют марксисты. Тонкость же в том, что доступен он нам через ощущения становится не в нервных рецепторах, а посредством обработки идущих от них сигналов мозгом. 

Оставшиеся после ампутации конечностей "ощущения" - в точности такие же, что и были прежде, в эпоху, так сказать, исторически сложившегося материализма для данного конкретного организма, внезапно ставшего одноруким. Однако же теперь - это квази-ощущения и от той руки-ноги, которой уже нет. Которая существует лишь условно, но весьма реалистично - в виртуальном пространстве памяти о былых физиологических ощущений.

То есть, базовая, многократным образом проверенная и подтвержденная личным опытом, нерушимая связка движение левой руки & движение правой руки & звук хлопка - распадается, начинает требовать переосмысления, декомпозиции и тщательного поэлементного разбора. На постмодернистский, так сказать, лад и манер. Так и как же, все таки, образуется хлопок?

Сам звук хлопка одной ладони, лицо нерожденного, пустые лодки или чего там еще буддисты напридумывали насчет этих своих коанов - всё это конечно же не важно. Важен сам, "декомпозиционного характера", "обратный" ход мысли, заставляющий нас детально задумываться над тем, что мы затвердили наизусть на уровне рефлексов, а потом - забыли, оставили глубоко в сфере подсознательного, заменив элементарные вещи боле сложными, в которые мы попросту уверовали как в исполняющиеся автоматически, на манер законов логики. Суть всей этой автоматизации как раз и состоит в определении того, что можно забыть, не фиксировать и не обдумывать, разгрузив от этой работы сознание. На манер того, как напрочь забывается то, как именно надо плавать, управлять авто или ездить на велосипеде - сразу после того, как эти навыки были освоены.

Понятно, что подобного рода "фантомные" мысли должны иногда посещать и математиков, имеющих дело с экстремумами и пределами от фактов обычной, бытовой жизни, трансцендентным образом переходящие в то, чего в этой жизни нет. Отсюда мы получаем математические бесконечности и прочие улыбки, оставшиеся от чеширского кота, растаявшего в воздухе. Что и заставляет нас, прежде всего, всерьез пораскинуть мозгами насчет - улыбаются ли коты?

Физики "раскидывают мозгами" чуть иначе. Отказавшись от классической, сиречь бытовой, кристально, феноменологичски-ясной на чисто житейском уровне понимания, физической картины мира, они забираются вглубь таких дисциплин как квантовая механика. Приучив себе верить приборам так, как если бы это были наши органы чувств (или же, на худой конец, как если бы это было что-то вроде связки глаза+очки), мы отчетливо видим через квантовомеханические очки-приборы дуалистические сущности.

То есть, из элементарных наблюдений типа опытов Юнга, мы пытаемся реконструировать объект, который одновременно обладает элементарными признаками дискретной частицы материи и аналоговой волны, переносящей энергию, - исключающими друг друга на уровне бытового опыта и здравого смысла. Сам Юнг также приобретает двоякость - это тот Юнг, который понаписал нам про архетипы, или же он физически отдельный от него физик? 

Квантовая запутанность тоже ставит нас перед задачей "сборки" комплексного объекта, который с одной стороны, представляет собой единое целое, изменяет свои свойства типа мокрый&жидкий абсолютно синхронно, однако же не находится в одном и том же месте. Мокрое может быть разнесено от жидкого на супер-триллионы гига-километров, что ничуть не мешает им менять свои мокро-жидкие состояния абсолютно синхронно. Чего в бытовой жизни, опять же, не бывает, ибо протекает она не на микро, а на макро-уровне. Причем это макро - явно не гига-макро.

Здесь снова возникает вопрос по поводу заученного наизусть на уровне фундаментальной, абсолютным образом логичной на вид веры, понятия вроде: быть одним и тем же, значит - и находится в одном и том же месте, совпадая с самим собою по положению и геометрическому "контуру ". То есть, получается что "абсолютно нерушимая" &-связка распадается: можно запросто быть одним и тем же, но в одном и том же месте не быть. Из А не следует обычное в таких случаях Б, подразумеваемое на уровне определений. И тому можно привести пример как раз в виде квантовой запутанности.

Таким образом, мы имеем как бы 2 противо-направленных процесса. 

Один из них - представляет собой "модернистскую" абстрактизацию, целью которой является прочное и надежное "забывание" фактов А и В (которые "не встречаются порознь") с целью замены их фактом С. 

Поскольку помнить один факт С вместо "кучи" разрозненных фактов А и В - это гораздо экономичнее, то мы тем самым экономим некую элементарную когнитивную энергию E, которая раньше нами расходовалась попусту. Сэкономленная когнитивная энергия проявляет себя на индивидуальном уровне - в виде (специфических) эмоций, на коллективном уровне - в виде подтвержденной действиями мотивации и так далее (ведь наверняка же есть еще и межгалактическое - и так далее?).

Модернистский процесс мышления можно художественно изобразить так:

Раз уж этот сайт - он про мемы, то вскользь отметим здесь тот факт, что (интернет)-мемы или же, допустим, анекдоты, стойко ассоциируются с декомпозицией, упрощением, увеличением числа сущностей сверх необходимой меры. Ученые установили: мемы - вредны, а значит - они не нужны.

Однако же сам по себе мем является плодом вполне себе модернистской композиции из тех перво-элементов, которые были созданы предварительно - в результате постмодернистской авторской де-композиции. Иначе говоря, мем или анекдот - это именно синтез. 

Другое дело, что его "получателям" приходится сначала (тоже, вслед за автором) сделать декомпозицию, то есть - взглянуть на вещи свежим взглядом и под подростковым углом зрения, что необходимо для того, чтобы понять суть шутки, уловить смысл мема как нового знака, как бы предлагающего нам сделать комбинаторную "пересборку" элементарных фактов реальности на новых принципах, исходя из других критериев. То есть нам как бы требуется встать в позицию подростка типа совсем еще ребенок, который еще не зазубрил то, к чему мы все привыкли, и ищет свои способы компактного синтеза для разрозненных фактов.

Таким образом, с точки зрения автора, мем - это чистейшей воды модернизм, т.е. попытка более компактного, экономичного понимания и лаконичного изложения взаимосвязи вещей, а вот у слушателей-реципиентов, этот мем отвергающих, он может ассоциироваться как раз таки с пост-модернизмом, с декомпозицией, к которой их фактически вынуждает их назойливое желание понимать соль подросткового юмора и особенностей формирующегося мышления.

Аналогичным образом, процесс "постмодернистского поглощения квантов когнитивной энергии" можно изобразить так:

То есть, "кванты когнитивной энергии" здесь, в "постмодернистском" случае - наоборот, требуются для того, чтобы разобрать привычные, затверженные наизусть, бесспорным образом "истинные" суперфакты вплоть до образовавших их когда-то элементарных фактов, прочно уже забытых. Из одной связи, существующей на манер улыбки чеширского кота, идет реконструкция 2-х фактов. По методу, так сказать, Герасимова.

То есть пост-модернизм это своего рода воспоминание о том, чего ты не помнил, вообще-то, никогда. Что должно увенчаться чем-то вроде буддистского триумфа с "просветлением", заключающегося видимо в том понимании (типа "и так далее"), что никаких таких исходных, элементарных фактов вообще не существует, а существует лишь та условная красная линия, которая проведена между тем, что мы называем сознательным и тем, что некоторые называют под-сознательным.



То есть, по мере углубления, спускания, схождения вниз по "пирамиде Бодрийяра", мы не обнаруживаем у ней никакого-такого "низа". У этой пирамиды - вообще нет цоколя. "Красную линию" мы можем отодвигать вниз до тех пор, пока это занятие нам не наскучит - до тех пор, пока она не покинет "черту оседлости" в виде физических границ живого организма.


Органическая материя по-непрерывности переходит в материю мертвую, не-органическую. Чтобы неожиданным образом "закольцеваться" с верхними этажами сознания на уровне квантовомеханической запутанности или же выкинуть какой-иной неожиданный фокус. Который поначалу может показаться столь же неопровержимо-верным, что и научный коммунизм, ради которого можно смело устроить крестовый поход с геноцидом, а потом - окажется вполне себе даже и опровержимой, тривиальной тупостью&глупостью: как и все, что придумано "людьми", коим неведома этика.

Нам же интересно здесь будет сопоставить модернистский и пост-модернистский тип мышления, и нарисовать в итоге нечто вроде:

"Пораскинув" же мозгами, сначала - туда, а потом - обратно, будет как бы вполне логично вернуться к тому, с чего мы начали рассуждать, избавившись от "квантов когнитивно-эмоциональной энергии" и прочих указующих стрелочек, которые сократятся у нас на манер одного и того же множителя в числителе со знаменателем. И получить, обратно, (выше- и) ниже-следующее:


Рассуждения типа с чего начали - тем и кончили, где сели - там и слезли и т.д. плохи в чисто научном плане, но весьма ободряют в теологии, где продуктивность - есть тревожный симптом.

Итак, что же описывает такое вот, "тройственное" "1/2 - состояние"? 

Оно описывает религиозный тип мышления, предшествующий "восходящему к абстракции" модернистскому, "нисходящему к конкретике" пост-модернисткому, научному типу мышления (с упором на объект B), культурному типу мышления (с акцентом на субъект А), схоластическому мышлению (где важно только С) и всякому-другому типу, который может измыслить человек.

Религиозный тип мышления подразумевает некую действительно нерушимую &-связь между А&В&С - что недостижимо в мире (глупой и ограниченной) материи, где любая, многократным образом повторенная связь - может оказаться мнимой, оспариваемой, кажущейся. А любое отсутствие связи между "абсолютно несочетаемыми" явлениями (типа волна не может быть частицей или нельзя быть тождественно одним и тем же, но в разных местах и т.д.) - временным, сопряженным лишь с ограниченными возможностями человеческого ума, не успевшего вовремя еще одну связь выявить.

Можно быть белым и черным одновременно? Да, можно. Легко. Если один глаз видит предмет черным, а другой - белым, то вместе они увидят блестящее.

А вот можно ли сконструировать связь между явлениями-феноменами, которая будет исполняться всегда? Наверное, это проще простого: ведь законы логики - это и есть такие нерушимые и неоспоримые связи? 

Однако же правильный ответ - нет. В этом суть и это главное.

И это абсолютным образом так и никак иначе: человеку такой фокус не по силам. Вещи, которые мы привыкли считать тривиальными и простейшими - они же и наисложнейшие, недоступные человеческому уму, который с них просто стартует, промахивает мимо них на бреющем, но их не создает, распоряжаться ими - вообще никак не может. Человек в этих делах - пользователь, но не конструктор. Перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил. 

Поскольку "вплоть до математической бесконечности" стучать по клавишам все равно не получится, скажем так: человеческое мышление комбинаторно по своей природе, оно стремится либо все упростить, либо все усложнить. Однако же вся эта креативная комбинаторика - суть очень выгодное материально, но заведомо творчески бесплодное занятие. Религиозные концепты типа Троицы, которых нам не найти даже в очень креативных религиях типа буддизм (которые - просто тоже так называются: "религии", хотя дзен-буддизм - это ни что иное как вера в материю, креативным образом вывернутая наизнанку) - суть начало, исток, описание основ творчества, творческого, созидающего, не механоподобного мышления. Дающего некий отблеск понимания Замысла Творца, Созидателя, Создателя: смутной догадки о том - как вообще из ничего можно сделать абсолютно всё.

Вопросы типа про символы веры - весьма деликатны, ибо обладают сектообразующими свойствами. Тем не менее, задумавшись над вопросом - кто же такие христиане, мы столкнемся прежде всего и примерно с тем, что "чисто организационно" одна их часть "за" филиокве, другая - "против". То есть инверсионная связь типа филиокве - это некая-такая неодолимая преграда для чисто рациональной теологии, базирующейся на логике на манер науки, стремящейся к индивидуально-понятному. 

Посильным же образом рассуждая на индивидуально-бессознательном, то есть до-логическом подсознательного или же сверх-логическом уровне коллективных знаков, органично и непринужденно сочетающих в себе и да и нет, и это и противоположное, мы уже не обнаружим здесь ничего такого уж прямо чтобы нового или же непривычного. Как раз таки - наоборот. Это абсолютно типовая, рабочая ситуация, описывающая ни что иное как самый заурядный, не успевший выродиться до однозначности коммуникатив.

Ибо мы наработали здесь себе как раз-таки стойкую привычку на манер той, что позволяет биологам не только понимать, но и верить этой своей эволюции. Хотя ничего такого твердого и содержательного доказать про коллективные знаки не успели даже самим себе. Просто - мы уже привыкли к тому, чтобы делать предположение об их существовании. Такого рода профессиональной деформацией, собственно, и объяснима любая теологическая "продуктивность". Где тонко, там и рвется, где часто повторяется - там и "пробивает" до состояния слепой веры. 

В какой-то степени все это банально и с общепринятой точки зрения: ведь в праве обоснованно считать себя христианами ни католикам, ни православным никто не отказывает. 

То есть, речь здесь не об банальном и пошловатом по своей сути экуменизме, базирующемся на хорошо запрятанных прагматических соображениях, а об объединительных истинах вполне себе высоких, не столько анти- сколько над-сектантских, сект не наблюдающих на правах власть над ними имеющих. По сути дела, христианство вообще, как раз-то и базируется на актуальной, "невырожденной" до степени полной тривиальности, противоречивой филиокве-связи между двумя основными конфессиями, причем речь здесь не идет об ее обязательном разрыве, одолении или же каком-либо ином разрешении, ибо в ней-то, в ее неустранимости как раз и суть вопроса - вопроса именно с верой, а не с пятеркой от педагогов за школьного уровня логические выкладки. Типа тех, что раз мы не можем отнести христианство вообще только к православию или же только к католичеству, то относим его ко связи между конфессиями, которая и есть - спор на тему филиокве, плюс там что-то еще по-мелочи типа брадобрития с удавлениной. Православные бьют вареные яйца с тупого конца, католики - с острого, но речь сейчас вовсе не о том, что эти яйца - куриные.

Мысль здесь скорее в том, что спор этот - был необходим, чтобы христианство обрело окончательную устойчивость, завершенность и целостность, то есть стало таковым, как оно есть, обретя в том числе существенным образом религиозное качество умонепостигаемости, не мешающее, а помогающее другому не менее непонятному человеку свойству - прозревать суть вещей. В частности, неизвестно, что именно было бы с православием, если бы оно не заспорило с католиками по вопросу веры. Известно лишь то, что оно сейчас именно таково как есть, а также то, что спор этот - состоялся. Звучит несколько нелогично и банально, но зато - это именно так. 

Библия - грозное оружие в руках глупого человека, ибо цитируя ее можно, вообще говоря, доказать что угодно. Даже если в ней написано крупными буквами и жирным шрифтом не убий, но враг грозен и стоит прямо у ворот средневекового замка, то можно убить пару недругов этой тяжелой книжкой, процитировав чего-нибудь вполне благочестивое. Однако же если бы в ней действительно было записано, что католики должны обращать православных, а православные - обязательно обращать в православие католиков, то вряд ли она пользовалась бы популярностью.

Человек устроен так, что он не может быть и католиком и православным одновременно, однако сделанный им выбор подразумевает то, что у него отпадает нужда делать свою веру "еще лучше", в частности - лезть с рационализаторскими предложениями на предмет того, какой бы еще, по его разумению, могла бы быть история ее формирования. История же православия и католицизма была такой, как она была, и получилось только то, что есть сейчас. И, в общем-то - это все. Частное же понимание, интуитивное угадывание того, что православие и тоньше и глубже католицизма, такого рода рассуждениям не столько препятствует, сколько способствует. Ведь быть католиком - это не значит бороться с православными за свой символ веры, а постигать истину самому, на принципах свободы совести. По большому же счету, католицизм может быть как раз тем недостающим элементом, который и сделал православие православием, по чисто эмпирическому принципу вроде - жизнь невозможна без смерти.

В принципе, по своей сути такие подходы не новы и напротив каждого из них наклеен свой ярлычок. Так, одна из рационалистических попыток разрешить такого рода затруднения с непременно-подразумеваемым и достигаемым полным индивидуальным пониманием (которое в вопросах веры, как раз-то - и не требуется), заключалась в том, чтобы объявить "троичность" недоступной, недостижимой для рационального разума человека темой типа табу. 

По большому счету, ничего особо-так не изменилось, кроме, разве что, новых наименований для обозначения человеко-непознаваемого, а также понимания того, что можно не только на уровне одного лишь бытового здравого смысла рассуждать о том, что выглядящее по всем своим признакам абсолютно разным - только и может быть не менее абсолютным и принципиально "нерукотоворным" образом единым и неразрывно связанным. Настоящая разница, глубокое различие - это и есть фундаментальная, краеугольная основа для подлинного, нетривиального для человеческого мышления единства, на котором оно, незаметным ему образом, и основано. Причем, верно, по всей видимости, и обратное - все прочие неразрывности, тождественности и связи, выдуманные людьми, по большому и гамбургскому счету, случайны, тривиальны и временны. Обнаружение полного отсутствия связей - это то же, что обнаружение подлинной неразрывности, хотя и с точностью до наоборот. Это похоже на то, что как ни бейся, но нам не найти в физической природе соответствия понятиям 0 и бесконечность - их там попросту нет.

Суть веры кроется в том, чего понять нельзя - другими же словами, в том, что абсурдно. Ибо в противном случае, вера была бы не нужна. Попытки же понять веру - суть попытки от нее избавиться. Прагматические теологии процветания и прочие буддизмы с материализмами зациклены на идеях следствий, результатов и причин, отбрасывая непонятные и нелогичные дух и душу как ненужные для их спекуляций винтики, в то время как христианское мировоззрение прозорливо, и видит суть в том как именно человек устроен и в чем именно подобен. Оно-то и прозревает, в итоге, то царствие, которое не объективным, не материалистическим, не научно-обоснованным, а всего лишь действительным образом есть внутри человека.

Вскользь, но следует отметить и то соображение, что необходимым условием для чисто богословских упражнений является полное отсутствие каких бы то ни было новых выводов, ибо в противном случае им будет мгновенно противопоставлен список ересей, длина которого значительно превысит число криво или же неосторожно написанных автором букв:) История показала: подобного рода заблуждения быстро устраняются вместе с таким автором, что несколько удерживает от применения здесь терминов богословский или же теологический в строго буквальном, а не в занимательно-переносном смысле:) Между тем, с позиций еретических вероучений как раз таки и можно сделать содержательный заход к теме медиавирусов, что нам будет интересно далее.