Символы вер

Если продолжать стоить чисто биологизаторские аналогии по поводу мировых религий, то фильмы типа "Дух времени - цайтгайст" могут навести на следующие мысли: если вдруг из обрывков вер, темных языческих предрассудков и символов канувших в лету вероучений, можно, вдруг, составить нечто, имеющее отношение к абсолютной истине, - угаданной абсолютно непонятным каким образом, - то получается, что даже действуя при этом на манер глупой мартышки, нажимающей на все подряд клавиши печатающей машинки, можно случайно получить осмысленное предложение, то есть текст, самой этой обезьяне непонятный. И, вполне может быть, - вдобавок, чем-то неприятный.

И текст этот, правильный, хотя и полученный неправильным, случайно-комбинаторным перебором нарисованных на клавишах символов, вдруг начнет эту свою правильность обнаруживать, проявлять, находя себе загадочное соответствие мимолетным, мнимым реалиям и полу-истинам следующих эпох. Он начнет привлекать этим самым к себе внимание людей, вне зависимости от того - нравится им то, что в этом тексте написано, или это им не нравится. 

Что же касается образующих этих текст символов, то их роль та же, что и у букв. То есть, на языке символов, взятых из верований языческих в идолы каменные и тельцы золотые, можно составить и другой текст, никакого отношения к самим этим языческим верованиям уже не имеющий. Вся суть языческого суеверия, получается, была лишь в том, чтобы найти символы, которые станут массовыми, понятными всем. Язычники лишь помогли обрести язык, на котором можно изложить вещи, к самому язычеству уже не относящиеся, его ниспровергающие. 

Нравится нам или нет, но слова вполне индифферентны к тем текстам, что из них пишут. Библия и Майн Кампф в принципе писаны одними и теми же словами, которые в отрыве от текста не являются плохими или хорошими, языческими или христианскими, коммунистическими или капиталистическими.

Главным признаком "запредельной", близкой к абсолюту истинности священного текста является то, что популярным он становится из века в век, в самых разнообразных социальных контекстах, что и заставляет нас подозревать, что он содержит в себе "что-то" еще, помимо того, что мы в нем понимаем. Текст этот начинает "удерживать" нас от попыток его править, редактировать, улучшать по своему текущему усмотрению: из смутных опасений вроде - выплеснуть с водой ребенка. Посмотрев на предыдущие попытки привести его в соответствие с "неоспоримыми" выводами наук прежних эпох, в конце концов отступаешься от этой затеи, с формулировкой вроде - конечно же, с одной стороны, все это полный бред, проблема лишь в том, где он начинается и на чем именно заканчивается. И это не беда, что не все понятно. Ведь вполне может быть - будет понятно потом.

Такой вот, "непотопляемый" рекою времени текст, становится своего рода культурной константой вплоть до самой последней его запятой. Если этому неизменному тексту, которое одно поколение вручает другому как палочку эстафеты, поставить в соответствие единственный символ, то это и будет символ веры. 

Богословы трактуют символ веры как-то иначе, но для лингвиста не будет большой ошибкой сказать, что слово Библия - это символ веры для христианского вероучения, в котором при этом не рассмотрены другие важные элементы, типа соборности, передачи традиции и пр. Вера же в одну только Библию плодит протестантские и прочие секты, которые, тем не менее, идут в зачет, когда мы начинаем подсчитывать число христиан на планете.

Есть ли символы веры в науке - в науке вообще? Конечно же да. 

Главный символ веры всех без исключения научных дисциплин - логика. Хочешь быть научным - будь логичен, не ссылайся на откровения, не уподобляйся алхимикам с Аристотелем, трудись-доказывай свои тезисы, привязывай их к другим. 

Все ученые верят в то, что фундаментальная наука логика никогда их не подведет - они верят в то, что все "чудесные", противоречащие логическому способы размышлять следует отметать с порога, дабы не превращать науку в развлекательный балаган, не растрачивать когнитивный "моторесурс" всуе. О чем, на горьком своем опыте, рано или поздно убедится любой, несправедливо обиженный Петрик.

Задать ученому вопрос о том, а была ли логика до возникновения физической вселенной - это то же самое, как подойти ко Сталину и спросить: а скажите-ка, дорогой дядя, а с чего бы это вы вдруг решили, что главным человеком в нашей стране должны быть именно вы? Абсолютная правомерность всех таких вопросов вовсе не отменяет их неизбежных последствий)) 

Равно как и сталин, ученый тоже вас "не поймет". Ведь своими детскими вопросиками вы подрываете самые что ни на есть основы его существования, лишаете его того, с чего дядя кормится, и дальнейший суровый разговор пойдет с вами уже отнюдь не про науку, хотя и может быть оформлен, стилизован в научных терминах.

Между тем. Если логические закономерности начали работать, находить себе соответствие в том, что происходит, но только лишь строго с момента возникновения физической вселенной, то такое смелое допущение может добавить к теории большого взрыва (и прочим ей подобным) дополнительный "штришок", напрочь их перечеркивающий:)

Перечеркивающий их - по причине их излишней "логичности", по причине того, что они считают, что математика нашего мира была и до его возникновения и, более того, была абсолютной той же, что и сейчас. 1+1 "у нас" равно 2. А 1+1+1=1 такого быть вообще не может. Нигде и никогда. Нельзя взять батон хлеба и накормить им всю красную армию - понимаете? 

Математика - это своего рода опорная константа, религия мира мертвой материи, которой подчинены все ее объекты без малейшего исключения. 

Электрон верует в то, что ему следует отталкиваться от другого электрона с той силою, что предопределил для него ученый Кулон. И строго соблюдает данный ему Кулоном завет. Тем, кто вместе с Докинзом хочет сбрендить окончательно, нужно продумать такие вот аналогии обязательно))

Как логика может быть или не быть, если она всегда есть и будет выполняться всегда? Если физик согласен с тем, что физическая вселенная должна исчезнуть, а времени - не будет, он все равно верит в то, что логика с математикой не исчезнет, их ждет другая участь, они - "останутся". Хотя и не совсем ясно - где. Видимо - угнездятся и пересидят смутные времена образования новых вселенных внутри символа физической веры?

Логика верна ибо в то веруем. Что, как и было сказано, и есть символ веры всех наук без изъятия: вопрос о логике большинству непонятен еще на уровне его постановки:) 

Вовочка, перестань приставать к бабушке и вообще - отойди от гроба. Примерно так, в духе черного юмора, можно описать полемику "интеллектуалов" со теологом, который все эти тонкости понимает на порядок глубже. Что отнюдь не удивительно - наука дело молодое, религия - дело древнее. 

Если посчитать человеко-часы, которые потратили на шлифовку религиозных концепций лучше умы прошлого, не имеющие притом более для себя интересных, отвлекающе-развлекательных занятий, то даже весьма амбициозная, если не сказать - борзая, наука физика покажется вам детскою забавою. 

Природа человека меняется медленно. Вы всерьез думаете, что умнее Аристотеля, ибо это вы, а не он окончили пермский физфак? Аристотель начинал с нуля, с ничего, взял, да и стартанул из ниоткуда. А вот выпускник физфака по-взрослому, по-настоящему думает редко, ибо он - просто логичен и кое-что запомнил наизусть.



1.00 Потребительская "вера" как частный случай веры в науку

2.00 Мышление с "плавающей" аксиоматикой

3.00 Необъективная объективность

4.00 Пространство коллективного