"Вырождение" коммуникативов - основа для мышления

Между наукой и религией нет принципиального различия - как оно действительно есть между авто на газе-бензине и электрокаром. У одного способа мышления - привод с спереди, у другого - привод задний, но все одни ездят на бензине человеческого мышления, со всеми его неоспоримыми достоинствами и неустранимыми изъянами. 

Наука набирает обороты, быстрее разгоняется как раз тогда, когда незаметно для себя заимствует другие, все новые и новые, дополнительные элементы религиозной веры - начинает верить в свои термины-теоремы без особой, крайней на то нужды, и даже - начинает цеплять окружающих с назойливой сектантской пропагандой своих верований, хватать их за рукав на манер сектантов-докинзов.

Хорошенько же покопавшись в движке любой, самой что ни на есть наифундаментальнейшей науки, мы вытащим оттуда минимум одну неприметную деталь, присутствие которой можно объяснить только через веру - абсолютно аналогичную "позорной" вере в Бога. 

Почему она там должна быть? Да потому что без нее ни один научный двигатель в движение не придет - науки без веры попросту не бывает. 

А раз так, то чем плох тезис о том, что только Бог может вдохнуть жизнь в науку? Немного витиевато и иносказательно? Языком кочевников или угольщиков сказано? Слишком красиво и метафорично? А ля Войно-Ясенецкий? Пускай. Но главная мысль-то - все равно сквозит явственно.

Наука глубоко не тождественна религии, но без хотя бы 1 чисто религиозного элемента внутри себя она быть не может. Ибо наукой занимаются люди, а они устроены именно так, как это образно и метафорично отображено в Библии. Мышление было как бы дадено людям вместе с первою аксиомой. Как бы свыше и как бы богом. Или же - просто Богом. Без как бы. И вот эту, главную свою технологию - опираться на аксиомы - наука позаимствовала именно у религии, где она представлена наиболее четко и проработана теологами наиболее глубоко. Ибо именно они оставили звезды, психонализ и базаровских лягушек в покое, и сосредоточились на главном - на обустройстве мира человека.

Наука гибче несравненно, и может сохранить свою вывеску в полнейшей неприкосновенности даже после того, как опровергнет свои первоначальные гипотезы. Ал-химия, просто-химия - один ляд: химия.

Религия же от таких пертурбаций трещит по швам и щепится на секты и ветви церкви. Католицизм-тудей чуть поманевреннее православия, закладывает смелые виражи и не разваливается при этом пополам. Но это все - детали непринципиальные.

Даже простая как мычание арифметика - и та не может доказать самой же себе свою непротиворечивость, находясь строго внутри себя, не трансцендируя к тому, что за ее пределами. Это доказала наука логика. Но и к ней, к логике относится все то же самое. 

Всем наукам без изъятия и исключения нужен трансцендентный элемент, который и приведет их механизм в движение, но вот доказать или опровергнуть который они не смогут никогда, и это не случайно, а принцпиально - то бишь науки верят в им недостающее, словно старая бабка в церковь.

"Науке не сойти вовеки с рельс прогресса" - ведь это точно такой же "инсайт", что и чисто религиозные прозрения. К научно-обоснованным такие прогнозы никак не относятся. Или что - вы гость из будущего? Ученый в этом случае уподобляется юродствующему миссионеру, собирающему пожертвования для своей, научной секты. Он начинает "верить в науку" в точности так же, что и любой религиозный фанатик. 

Строго говоря, никто не знает, как именно будет развиваться наука: плавно, по непрерывности или же скачками, отправляя время от времени все прежде написанное на ту научную помойку, на которой лежат теперь труды Аристотеля. Вовсе не исключено, что рядом с ними когда-нибудь лягут и учебники Ландау-Лифшица, переосмысленные как эклектический бред несусветный, хотя представить себе это прямо сейчас, конечно, прямо скажем, как-то сложновато:) 

Если вы действительно способны рассуждать абстрактно, то тогда и поймете о чем речь: не об экспертной оценке вероятности опровержения ядерной физики или органической химии, а об методологии. Оценка же этой вероятности тривиальна - она строго меньше 1. Откуда и нужно без упрямства принять все, что из этого следует.

Утрируя, можно сказать, что тот факт, что арифметика не будет когда-нибудь признана лже-наукой - так же сложно опровергнуть, что и "убойные" антирелигиозные тезисы пастафарианцев типа докажи что ты не верблюд. 

Наука отпочковалась от религии, незаметно для профанов позаимствовав у нее главное - тезисы без доказательств, лежащие в самой основе научного познания мира. Чуть обобщая, можно утверждать, что любой тип человеческого мышления всегда имеет в своей глубокой основе абсолютно бездоказательную часть. Сначала - мы выбираем во что нам верить, потом - напрочь забываем об этом. В самом фундаменте научной церкви лежит логика. Докажите-ка что логика - это абсолютная истина. Что, не выходит? Вот то-то.

В чем-то такая анти-апологетика науки похожа на игру в поддавки. Но именно в ходе таких вот игр шлифуется навык устранения всего сомнительного и бездоказтельного, который ученые так ценят. 

Не была бы религия достойным оппонентом, многие тонкие вещи остались бы попросту не замеченными. Так и сколько же ангелов уместится на острие иглы? Бывают видно и такие "сломанные иглы", что на них не усидит не один. 

Хочет наука серьезного встречного отношения серьезных теологов? Для этого науке придется вытащить иглы бессмертия изо всех своих яиц, таксзать. Конечно же, все эти наши "коллективные концепты" - это роспись в собственном интеллектуальном и духовном убожестве. И любой настоящий православный теолог скажет, что суть совсем не в таких вот умозанимательностях. Но что делать? Настоящих-то своих теологов мы давно перестреляли. А за неимением гербовой, пишут на простой.

Засим - ползем обратно поближе к науке. Околонаучными словами говоря, в любой людьми придуманной аксиоматике должно быть некоторое количество коммуникативов, чисто формально "снятых", сделанных "непротиворечивыми" путем незамысловатой подмены их (инфра)знаком-термином, который якобы имеет какой-то строго однозначный "смысл" и "смысл" этот только один, единственный. 

Иначе говоря, процесс выбора веры имеет физиологическую природу: мы устроены "вот так". Мы должны сначала "выродить" коммуникатив, ибо только это и делает возможным последующий процесс индивидуального мышления. На чисто индивидуальном уровне, излишнее количество речевых коммуникативов радует лишь только подростков, на государственном же уровне коммунитакивы в больших количествах могут расценить как идеологическую диверсию и гибридную войну. Коммуникатив - точка роста речи и мышления, своего рода дополнительный и очень нужный витамин. Но представьте себе, что вы начнете питаться одними витаминами без добавления к ним основных блюд? Без витамина С человека ждет цинга, от того же витамина в лошадиных количествах - расстройство пищеварения. Социум без коммуникативов и мемов - ждет скука и дурной застой, либо же не менее дурная перестройка - при их избытке. Гибридные войны - это как раз такая же вот попытка, вызывать у оппонента временное расстройство когнитивного умо-варения.

Именно эту технологию вырождения коммуникатива до знака, именно этот трансцендентный элемент и позаимствовала наука у религии. Религиозное мышление стоит у самых основ возникновения человеческого мышления вообще, мышления как такового. Оно же только и способно указать на "не снимаемые" в принципе коммуникативы типа понятия троицы. И нет ничего удивительного в том, что рассмотрев под электронным микроскопом процесс зарождения человеческого мышления, религия не может поддержать светских научных бесед по поводу далеких звезд, для чего ей понадобился бы уже не микроскоп, а телескоп.

Добраться до замаскировавшегося под термин коммуникатива у процесса самоосознания не больше "шансов", чем у собаки, гоняющейся за вечно ускользающим от нее хвостом. Даже тончайшая саморефлексия - этой собачье-человечьей "беде" не поможет. Подобного рода открытия природы, глубинных основ мышления оказались доступны лишь человечеству в целом, долгие века шлифовавшего основы мировых религий, имеющих при этом безобидно-детский, наивный формат изложения. В некотором царстве-государстве, сел один царевич под дерево, долго ничего не ел, а потом и говорит: лодка-то - пустая и так далее.

И если уж и искать чего-нибудь, не имеющее "периода полураспада", то первыми кандидатами на это будут вовсе не фундаментальные науки, а мировые религии. Ведь только они стартуют с низкого старта - берут в качестве аксиоматики невырожденные коммуникативы. По сравнению с чем, вся кажущаяся сложность фундаментальных наук кажется тривиальной машинерией.

Коммуникативы всячески "косят" под научные термины поскольку на них идет постоянная охота с целью изгнания из лона научных церквей. Между тем, ткнув наугад пальцем в термин "смысл", "бесконечность", "мем" и несть им таким числа - прямо таки видишь, как разверзается бездна звезд полна. 

Каждый такой, удачный коммуникатив - ловко кидает дощечку, по которой можно, зажмурившись, перебежать над пропастью, и плодит свою научную вселенную, новое научное направление. 

Каждое слово - "в душе" хотя бы немножечко, но коммуникатив, хотя вроде бы - и не заподозришь, и не докажешь. Опираясь на одни только слова, истины не достигнешь. Но рано или поздно, трясина слов и формул опять разверзнется прямо под ногами. Это-то - и докажет.

Так-таки и как же все же возникла физическая Вселенная? На самом деле - все просто. Вот слушайте: вначале - было слово. И сказал его - не человек, которого даже тогда еще и не было. И хоть ты тресни - лучше-то и не сформулировать. Вот так она и возникла - если брать с точки зрения человека, который появился не вместе с первыми молекулами и инстинктами, а вместе с первым человеческим словом.

Может науки и считают каждая чего-то там свое. Речь же про другое - про ясность мгновенного и полного понимания любым, самым даже темным, иррациональным и неученым человеком глубочайших по своей природе вещей. Абсолютная истина сквозит навылет и насквозь, не встречая никаких преград на пути - вот что есть "слово божье", вот поэтому оно так и называется. И вот поэтому семиология коллективного - есть занятие прежде всего - ненаучное, а уж потом - да хоть бы и что угодно))

С очень умным выдом муськая всякие умные, самому до конца не понятные графики, не находишь на них другого места для коммуникатива кроме как там, где появляется новый символ, новое слово: там - где прямо вот как из ниоткуда возникает, "выныривает" из бездны без дна мышление. 

Все же остальное, последующее продолжение и развитие этой истории - суть голая комбинаторика, шаблонные логические операции. Чудом живой, обледеневше-обгоревший космонавт рухнул из стартосферы на землю. Его там подберут, разотрут, дадут понюхать нашатырь, напоят чаем, дадут орден ленина и отправят к пионерам с лекцией. Но только вот где он был, где "он просто лежал", Гагарин забыть уже так и не сможет:)

Пользуясь случаем, раскроем здесь страницы истории, которые станут доступны лишь после того, как поснимают замки с архивов. Итак, Юрий Алексеевич Гагарин прилетел из космоса. Долго и подробно рассказывал пионерам с октябрятами про то как же поэтична наша планета, вид на нее с орбиты. Приехал потом в деревню к старушке матери. Та спрашивает - ну как там в космосе, сынок? Хер такое забудешь, мама - коротко ответил ей Юра. И больше так ничего и не добавил до самой до своей трагической гибели в авиакатастрофе.



1.00 Потребительская "вера" как частный случай веры в науку

2.00 Мышление с "плавающей" аксиоматикой

3.00 Необъективная объективность

4.00 Пространство коллективного

5.00 Про семиологию коллективного