(A, -A): A-A=0

Если мы объективно регистрируем в массовом сознании наличие в нем научных концепций вперемешку с религиозными верованиями и явно ошибочными, давно опровергнутыми бытовыми суевериями - то у каждого такого элемента есть некий статистический вес. 

И это - так, и это - все. И вот это-то - как раз и есть действительно объективно, доказуемо, измеримо, воспроизводимо, проверяемо разными способами, строго соответствует сложившейся материалистической когнитивной традиции - сиречь научно прямо сейчас, хотя никто не знает, что там будет потом. 

Звучит все это немного по-структуралистски&бихевиористски, но только так можно избежать соблазна поспешных экстраполяций. Подобные рассуждения не имеют ровным счетом никакого практического смысла, однако они верные в чисто фундаментальном плане - даже в ту эпоху, когда фундаментальное активно путают с прикладным. 

Есть только один надежный способ избавиться от раздражения по поводу религиозных апологетов - не заниматься научной апологетикой самому. Оставаясь в рамках науки, "внутри" нее можно доказывать что угодно, вот только доказать что сама наука - это и есть абсолютная истина, никак не получится. Даже если наука самокритично утверждает, что она не является абсолютной истиной, то и такого тезиса мы тоже не сможем принять в качестве логически непротиворечивого:) 

Отсюда в частности следует, что в любой, произвольно выбранный момент времени, переменное по своей природе научное знание должно быть в некотором противоречии со стационарным религиозным вероучением, раз и навсегда позиционировавшим себя в качестве истины неизменной и абсолютной. 

Несогласие науки с отдельными тезисами той или иной веры - глубоко не любопытно, ведь гораздо интереснее как раз те моменты, по которым такое согласие вдруг достигается. Ведь строго говоря, пару раз за день показать точное время имеют шанс даже те часы, стрелки которых замерли на одном месте. 

У религиозной веры нет интеллектуального плана доказательств помимо весьма и очень косвенных соображений о том, что она все еще есть и была она до этого - очень долго. Вселенная не оправдывается перед нами за свои законы, религия - не ищет оправданий своему существованию. Она просто существует - и все тут.

Попытки понимания Бога на индивидуальном уровне упираются примерно в то же самое - они ведутся, производятся, предпринимаются на уровне определения ложности или истинности той или иной религиозной концепции для данного конкретного человека, с его точки зрения. Хотя гораздо существеннее то обстоятельство, что из поколения в поколение анализируется именно эта концепция (допустим христианская), а не какая-то другая (например, про бога солнца Ра). 

Неразрешимость того или иного противоречия на уровне индивидуального понимания вовсе не перечеркивает стоящего за ним коллективного артефакта, побуждающего предпринимать такого рода попытки всех людей сразу, из поколения в поколение. Суть при этом - в самих этих массовых, регулярно воспроизводимых во времени попытках, а не в том результате, к которому придет тот или иной конкретный человек. Сама по себе конкретная религия может оказаться случайным "спандлером", потребность человека в вере - нет. Что сквозит вполне явственно. Суть не в выборе аксиоматики, а в том - что есть аксиомы.

Примерно точно так же, в том же духе - то обстоятельство, что люди в сети пишут буквы, приковывает к себе сегодня внимание многих. Один назовет их изучение - интернет-лингвистикой, второй - сетевой, третий - выкобенится на какой-то свой, особенный манер. В итоговом результате, сеть и буквы в ней изучать люди будут:) А выбор терминов - процесс достаточно случайный.

Если согласиться в порядке мысленного эксперимента уравнять в правах реальность материальную и реальность виртуальную, то устойчиво существующий коллективный артефакт - это такой же факт, что и законы или объекты материального мира. 

Быстрым языком - коллективные знаки "действительно есть". Хотя под действительно мы и понимаем здесь действительность виртуально-субъективную, коллективную, дающую на реальный мир лишь косвенные проекции в виде "тайных" причин для человеческих поступков и т.п. 

Если дельфины выбросились на берег всей стаей, то причиной тому могут быть события реального мира типа сбой био-компаса у вожака стаи, а могут - коллективные артефакты поведения группы этих умных, способных к коммуникации млекопитающих рыб, которые вот так вот нашли свое выражение, дали проекцию на реальный мир в виде загадочного группового дельфиньего поведения, которое можно зарегистрировать абсолютно объективно. 

То есть якобы "несуществующие" коллективные артефакты ведут, почему-то, к тем же последствиям, что и причинные вещи, с объективным существованием которых мы вполне готовы согласиться. 

Причем в мире людей таких примеров гораздо больше, чем у рыб: да здравствует великая октябрьская социалистическая и все такое прочее, подтвержденное весьма точными и суровыми наблюдениями. Сделанными еще до того, как разрухе нашлось материалистическое оправдание в виде фашистских бомб.

Схожесть между переплетающимся реальным-виртуальным усугубляется тем, что если мы захотим по своему произволу менять коллективную реальность, творить в ней чудеса, то у нас тоже ничего не получится - точно так же, как и в реальности объективной: коллективная реальность уже сегодня практически не контролируется и не редактируется индивидуальным сознанием, предсказать то, каким именно будет отклик коллективной реальности на воздействие того или иного фактора практически невозможно - "там", в мире коллективного действуют свои законы, о которых мы знаем еще меньше, чем про законы природы, управляющие миром материи. 

Пытаясь побыстрее перевести коллективный разум из состояния А в целевое состояние Б, можно запросто получить такой побочный долгосрочный эффект Цэ, после которого вопрос о том, что же было хуже А или Б? - так стоять уже не будет.

Переходя с уровня индивидуального сознания на уровень сознания коллективного, мы делаем некий методологический переворот - мы начинаем внимательно смотреть на цифры и графики и регистрировать только то, что объективно есть. Всерьез изучая то, что большевики окрестили идеализмом, полезно вести как закоренелому материалистическому скептику, который видит только то, что покажут ему приборы. Всерьез же нас начинает беспокоить только вопрос про случайную и систематическую ошибку измерений и прочие вопросы, ему подобные. Вопрос же о "смысле" коллективных знаков, полноценных и невырожденных коммуникативов -  для человеческого сознания неподъемен: по крайней мере пока, а может быть и вообще. 

Структуралистский подход более менее исчерпал себя еще в рамках де-соссюровской лингвистики, но он же, тем не менее, является методологической необходимостью в случае начала изучения гипотезы коллективного сознания на научной, а не фантазийно-юнговской основе. Если вопрос о смысле является традиционным камнем преткновения в деле изучения знаков, циркулирующих в сознании "обычном", индивидуальном, то откуда взять достаточное количество уверенности для того, чтобы начать изучение коллективного типа сознания сразу же с поисков смысла в нем? 

Хотя, может быть, спекулятивно-гуманитарный вопрос о смысле для чего-там-нибудь можно будет раскрыть как раз благодаря челночным итерациям между индивидуальным и коллективным - отказ учитывать коллективное мышление мог стать преградой для того, чтобы дать четкий, приемлемый, полезный в практическом плане ответ по поводу смысла для индивидуального. 

Ведь начерно понятно, что почти каждый абстрактный индивидуальный знак указывает не только "внутрь" индивидуального сознания, но еще и работает "по совместительству" в коллективной системе знаков и операций над ними. 

Раз так, то не следует смешивать, а нужно раздельно учитывать обе эти ипостаси: так, каждое слово не только индивидуально понимаемо (каждым немного по своему), но и является продуктом коллективного консенсуса. Если же вы всерьез считаете, что ничего коллективного в языке нет, то можете сами выдумывать себе слова и разговаривать ними с самим же собой. Или же с теми, кто для себя выдумал про то, что ничего коллективного в языке нет, и в это сам же и поверил как в аксиому. Может они только вас и поймут.

Так может быть проблема смысла разрешима как раз в данном ключе? Прежде, чем задаваться вопросом о смысле, полезно спросить себя - какая, чья точка зрения нас при этом интересует? В какой системе координат мы его определяем? 

Готовы ли мы к такому развороту событий, что "смыслов" будет сразу несколько, один будет противоречить другому, притом что оба окажутся правильными? То есть - к тому, что смысл является, в общем случае, существенно комплексным конгломератом несочетаемых элементов и никаким иным? Притом, что их простая и тупая сумма всегда должна быть строжайшим образом тождественна нулю, тождественна полному отсутствию какого бы то ни было смысла?)) 

Или может вы и впрям, например, веруете, что триллионы гигатонн материи способны внезапно выпрыгнуть прям из ниоткуда?)) Если вдруг так - тогда молчу, молчу...)) Надо будет - во все поверим, раз наука - доказала))



1.00 Потребительская "вера" как частный случай веры в науку

2.00 Мышление с "плавающей" аксиоматикой

3.00 Необъективная объективность

4.00 Пространство коллективного

5.00 Про семиологию коллективного